Юридический Центр "ЗаконЪ"

Бесплатная юридическая консультация 

Профессиональные юристы и адвокаты

Круглосуточные телефоны дежурной юридической части:

+7(473)228-47-02

+7(903)652-95-77

Воронеж, ул. Никитинская, 8-А, 6-ой этаж, офис № 618

 

В имущественных спорах, связанных с недвижимостью, однозначного толкования закона о начале отсчета срока исковой давности не имеется. Как Верховный суд разъясняет данный вопрос? ведь из-за пропуска срока исковой давности на момент обращения с исковым заявлением в суд можно получить отказ суда в иске, если на заявленные требования распространяется исковая давность.
Сроки давности судебной защиты нарушенного права (сроки исковой давности) являются важнейшим институтом правового регулирования. Базовыми нормами для всех категорий гражданских дел являются положения гл. 12 ГК РФ, в которую в рамках реформы гражданского законодательства с 2013 года внесены заметные изменения, в частности касающиеся начала течения срока исковой давности, которое теперь связано также и с установлением надлежащего ответчика, и недопустимостью односторонних действий по исполнению требований, по которым истек срок исковой давности.
Но прежде чем, перейти к судебным разъяснениям закона, совсем немного о юридических понятиях по тематике статьи. Первое, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Второе, статьей 200 Гражданского кодекса РФ определено начало течения срока исковой давности: "если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства".

Новые положения ГК РФ о сроке исковой давности не должны иметь обратной силы. 10-летнй предел срока исковой давности не распространяется на отношения, возникший до 01.09.2013. КС РФ рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ правила применения требований Гражданского кодекса (ГК) об установлении предела срока исковой давности в 10 лет (ст. 200 ГК РФ), который действует с 1 сентября 2013 года.
Обстоятельства дела:
Заявитель жалобы выступал кредитором по договору займа. Договор был заключен в 2000 году, срок возврата займа договором не был определен.
15 июля 2013 года кредитор направил должнику требование о возврате долга, предоставив ему 30 дней для его исполнения. В ранее действовавшей редакции абзац второй пункта 2 статьи 200 ГК связывал начало течения срока исковой давности по обязательствам, срок исполнения которых не определен, с возникновением у кредитора права предъявить требование об исполнении обязательства и не устанавливал при этом каких- либо предельных сроков, исчисляемых со дня возникновения обязательства. Контрагент долг не погасил, и кредитор посчитал, что срок исковой давности начал течь с 15 августа 2013 года.
Исходя из этого, кредитор обратился в суд с иском о возврате долга по договору займа. Суд первой инстанции встал на его сторону, однако в апелляции это решение отменили. Апелляционная инстанция указал, что на момент подачи иска, 18 сентября 2013 года, уже вступили в силу поправки в ГК РФ, согласно которым срок исковой давности не может превышать 10 лет со дня возникновения обязательства (п. 2 ст. 200 ГК РФ).
Согласно абзацу второму пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования; при этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.
Вышестоящие инстанции согласились, что 10-летний предел срока давности истек. Кредитор был вынужден обратиться в Конституционный суд РФ. Речь идет о том, что новая редакция ГК РФ о сроках исковой давности применяется к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 года.
КС постановил, что введение федеральным законодателем правила о том, что сроки исковой давности по обязательствам, сроки исполнения которых не определены или определены моментом востребования, применяются к требованиям, сроки предъявления которых не истекли до 1 сентября 2013 года, нарушает конституционные предписания, поскольку лишает участников гражданского оборота, которые состоят друг с другом в длительных (более десяти лет) договорных обязательственных правоотношениях, права на судебную защиту. Таким образом, КС РФ согласился с тем, что придание новым нормам обратной силы фактически нарушило стабильность гражданского оборота и лишило кредитора права на судебную защиту.
Правило об установлении предела в 10 лет для срока исковой давности на обязательственные правоотношения, не истекшие до 1.09.2013, было признано неконституционным. Дело заявителя будет пересмотрено. В дальнейшем все суды при разрешении подобных споров обязаны руководствоваться правовыми позициями КС РФ, изложенными в Постановления КС РФ от 15 февраля 2016 г. № 3-П "По делу о проверке конституционности положений части 9 статьи 3 Федерального закона "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" в связи с жалобой гражданина Е.В. Потоцкого".

Также Гражданский кодекс РФ определяет ряд требований, для которых исковая давность не существует. Так, на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов, на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения, исковая давность не распространяется.
Формулировка закона "когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права", с которой напрямую связано начало отсчета срока исковой давности, в судебной практике не имеет единого толкования. В имущественных спорах, связанных с наследованием, разделом имущества, - каждая ситуация по своему уникальна. Суды часто связывают момент начала срока исковой давности, например, с моментом регистрации имущественных прав на спорное недвижимое имущество, в регистрационной службе. Однако, это не всегда правильно.
Для более правильного понимания, когда следует начинать отсчет срока исковой давности в имущественных спорах, связанных с недвижимостью, приведем разъяснение Верховного суда РФ.

Верховный суд пояснил, как следует исчислять срок исковой давности для ответчика, который иск не признал и предъявил встречный иск об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей в праве собственности на квартиру участников общей собственности, признании права собственности на 1/2 доли в порядке наследования по закону после смерти отца, прекращении права собственности истца на 1/2 доли квартиры, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) записи о регистрации права истца на указанную квартиру, определении порядка пользования квартирой.
Отказывая в удовлетворении встречного иска ответчика, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти (в 2004 году) отец ответчика о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры не заявлял, на момент смерти собственником данной квартиры являлась мать, ответчик после смерти отца наследственных прав на данную квартиру не оформляла в связи с предполагаемым отказом матери от предоставления документов на квартиру, из чего следует, что о нарушении своих прав ответчик должна была узнать в 2004 году, с указанного времени срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, пропущен.
Оставляя в данной части решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти в 2004 году отец о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры и признании за ним права собственности на 1/2 доли не заявлял, в связи с чем в установленном порядке не приобрел право собственности на такую долю, и поэтому после его смерти она не входит в наследственную массу; требования ответчика о признании за ней права собственности на спорную долю в порядке наследования после смерти отца являются производными от его права собственности на долю в квартире.
Исходя из разъяснений Верховного Суда РФ, при рассмотрении требований ответчика об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей, признании права собственности на долю одним из юридически значимых обстоятельств является определение правового режима указанного имущества на день открытия наследства, то есть установление обстоятельств, позволяющих отнести спорную квартиру к общему имуществу бывших супругов или к личной собственности одного из них.
По делу установлено, что спорная квартира была приобретена в период брака Рузанова А.Г.(отец ответчика) и Рузановой Л.И.(мать - истец) за счет общих средств супругов, в связи с чем является их совместной собственностью.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что отец ответчика - Рузанов А.Г. не приобрел право собственности на долю в спорной квартире, поскольку после расторжения брака о разделе имущества не заявлял, противоречит положениям статей 33, 34 Семейного кодекса РФ, статей 20, 22 Кодекса о браке и семье РСФСР (действовавшего на момент расторжения брака между Рузановыми), статьи 256 Гражданского кодекса РФ. Данными нормами закона режим совместной собственности супругов не поставлен в зависимость от факта обращения одним из супругов после расторжения брака с требованием о разделе совместно нажитого имущества.
Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.
Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния), а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ).
Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.
Как установлено судом, отец ответчика - Рузанов А.Г. до своей смерти, наступившей 1 апреля 2004 года, проживал в спорном жилом помещении, от своего права на квартиру никогда не отказывался, с требованием о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорную квартиру не обращался в связи с отсутствием такой необходимости, поскольку мог беспрепятственно пользоваться квартирой, а бездействие собственника вещи в отношении вопроса определения долей в общем имуществе не свидетельствует по общему правилу о намерении отказаться от права собственности на нее (статья 236 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 38 Семейного кодекса РФ, статьей 1150 Гражданского кодекса РФ выделение супружеской доли в совместно нажитом имуществе является правом, а не обязанностью супруга.
Момент возникновения права собственности члена кооператива, выплатившего паевой взнос (пункт 4 статьи 218 Гражданского кодекса РФ), на режим совместной собственности супругов не влияет.
Поскольку право Рузанова А.Г. на совместно нажитое в браке имущество не оспаривалось, его права по владению и пользованию спорной квартирой не нарушались, какие-либо основания для исчисления срока исковой давности по требованиям о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, с момента расторжения брака супругами Рузановыми, у суда отсутствовали.
Регистрация права собственности за одним из супругов также не свидетельствует о нарушении прав другого собственника и не означает, что со дня внесения записи в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.
Таким образом, ответчик (дочь) смогла и через 10 лет отсудить половину квартиры у собственника - матери, когда последняя решила ее выселить из своей квартиры.
Требования закона об установлении предельного срока исковой давности в 10 лет не могут распространяться и на ряд других правоотношений, о чем указал КС, приняв важное для многих граждан решение, отменяющее для них 10-летний рубеж исковой давности.

Верховный суд пояснил, как следует исчислять срок исковой давности для ответчика, который иск не признал и предъявил встречный иск об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей в праве собственности на квартиру участников общей собственности, признании права собственности на 1/2 доли в порядке наследования по закону после смерти отца, прекращении права собственности истца на 1/2 доли квартиры, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) записи о регистрации права истца на указанную квартиру, определении порядка пользования квартирой.
Отказывая в удовлетворении встречного иска ответчика, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти (в 2004 году) отец ответчика о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры не заявлял, на момент смерти собственником данной квартиры являлась мать, ответчик после смерти отца наследственных прав на данную квартиру не оформляла в связи с предполагаемым отказом матери от предоставления документов на квартиру, из чего следует, что о нарушении своих прав ответчик должна была узнать в 2004 году, с указанного времени срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, пропущен.
Оставляя в данной части решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти в 2004 году отец о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры и признании за ним права собственности на 1/2 доли не заявлял, в связи с чем в установленном порядке не приобрел право собственности на такую долю, и поэтому после его смерти она не входит в наследственную массу; требования ответчика о признании за ней права собственности на спорную долю в порядке наследования после смерти отца являются производными от его права собственности на долю в квартире.
Исходя из разъяснений Верховного Суда РФ, при рассмотрении требований ответчика об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей, признании права собственности на долю одним из юридически значимых обстоятельств является определение правового режима указанного имущества на день открытия наследства, то есть установление обстоятельств, позволяющих отнести спорную квартиру к общему имуществу бывших супругов или к личной собственности одного из них.

По делу установлено, что спорная квартира была приобретена в период брака Рузанова А.Г.(отец ответчика) и Рузановой Л.И.(мать - истец) за счет общих средств супругов, в связи с чем является их совместной собственностью.
Вывод суда апелляционной инстанции о том, что отец ответчика - Рузанов А.Г. не приобрел право собственности на долю в спорной квартире, поскольку после расторжения брака о разделе имущества не заявлял, противоречит положениям статей 33, 34 Семейного кодекса РФ, статей 20, 22 Кодекса о браке и семье РСФСР (действовавшего на момент расторжения брака между Рузановыми), статьи 256 Гражданского кодекса РФ. Данными нормами закона режим совместной собственности супругов не поставлен в зависимость от факта обращения одним из супругов после расторжения брака с требованием о разделе совместно нажитого имущества.
Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.
Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния), а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ).
Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.
Как установлено судом, отец ответчика - Рузанов А.Г. до своей смерти, наступившей 1 апреля 2004 года, проживал в спорном жилом помещении, от своего права на квартиру никогда не отказывался, с требованием о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорную квартиру не обращался в связи с отсутствием такой необходимости, поскольку мог беспрепятственно пользоваться квартирой, а бездействие собственника вещи в отношении вопроса определения долей в общем имуществе не свидетельствует по общему правилу о намерении отказаться от права собственности на нее (статья 236 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 38 Семейного кодекса РФ, статьей 1150 Гражданского кодекса РФ выделение супружеской доли в совместно нажитом имуществе является правом, а не обязанностью супруга.
Момент возникновения права собственности члена кооператива, выплатившего паевой взнос (пункт 4 статьи 218 Гражданского кодекса РФ), на режим совместной собственности супругов не влияет.
Поскольку право Рузанова А.Г. на совместно нажитое в браке имущество не оспаривалось, его права по владению и пользованию спорной квартирой не нарушались, какие-либо основания для исчисления срока исковой давности по требованиям о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, с момента расторжения брака супругами Рузановыми, у суда отсутствовали.
Регистрация права собственности за одним из супругов также не свидетельствует о нарушении прав другого собственника и не означает, что со дня внесения записи в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.
Таким образом, ответчик (дочь) смогла и через 10 лет отсудить половину квартиры у собственника - матери, когда последняя решила ее выселить из своей квартиры.
Требования закона об установлении предельного срока исковой давности в 10 лет не могут распространяться и на ряд других правоотношений, о чем указал КС, приняв важное для многих граждан решение, отменяющее для них 10-летний рубеж исковой давности.

Исчисление сроков исковой давности - важный с точки зрения юридических последствий вопрос при осуществлении защиты своих нарушенных прав. Поэтому мы рекомендуем всегда уточнить у профессионального юриста правильность своих выводов. В этой связи опыт, наработанный в Юридическом Центре "ЗаконЪ", будет Вам весьма полезен.

 

 

 

Поделиться статьей с друзьями

НАШ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР: 

 

Головной офис Юридического Центра "ЗаконЪ" расположен в деловом и историческом центре Воронежа, в непосредственной близости от Проспекта Революции, Дома офицеров, кинотеатра "Юность", Камерного театра. Именно в этом районе сконцентрированы главные административные, деловые и инфраструктурные ресурсы города. Наш адрес: ул. Никитинская, дом 8-А, шестой этаж (имеется лифт), кабинет № 618. Ориентиры: девятиэтажное административное здание - левое крыло комплекса зданий Управы Центрального района городского округа г. Воронеж. Рядом - учебный корпус Воронежского филиала института заочного экономического образования ВЗФЭИ, ресторан "Боссфор". Напротив расположены ДК РЖД им. Карла Маркса и здание Департамента здравоохранения Воронежской области.

Дополнительный офис № 1 приема граждан: Воронеж, ул. Кольцовская, 60/1 (по предварительной записи). 

Дополнительный офис № 2 приема граждан: Воронежская область, Нижнедевицкий район, с. Нижнедевицк, ул. Братьев Серых, 6 (третий четверг каждого месяца с 12-00 до 14-00).

Дополнительный офис № 3 приема граждан: Воронеж, ул. Хользунова, д. 41 (по предварительной записи).

Реквизиты ООО "Юридический Центр "ЗаконЪ": ОГРН 1153668020660 ИНН/КПП 3664206501/366401001 Расчетный счет № 40702810113000007348   Корреспондентский счет  № 30101810600000000681 в Центрально-Черноземном Банке Сбербанка России

 


+7(473) 228-47-02

+7(903) 652-95-77


Юридический Центр «ЗаконЪ»