Воронежский Юридический Центр "ЗаконЪ"

Бесплатная юридическая консультация 

Профессиональные юристы и адвокаты

Круглосуточные телефоны дежурной юридической части:

+7(473)228-47-02

+7(903)652-95-77

Воронеж, ул. Никитинская, 8-А, 6-ой этаж, офис № 618

 

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего образования

«Курский государственный университет»

 

 

 

 

 

Факультет юридический

 

Кафедра гражданского права

 

 

 

Магистерская диссертация

 

 

на тему: Практика разрешения споров потребителей

с банками и микрофинансовыми организациями

 

                                              

 

                                                                            магистранта 3 курса

                                                                            направления подготовки 40.04.01

                                                                            Юриспруденция

                                                                         Рукавицына Олега Михайловича

 

                                                                            Руководитель: к.ю.н., доцент

                                                                            Евдокимова Татьяна Леонидовна

 

                                                                            Допустить к защите:

                                                                            заведующий кафедрой

                                                                            Маньшин Сергей Викторович

                                                                            __________________________

                                                                            «_____»_______________2017г.

 

Курск, 2017г                                                          

      

СОДЕРЖАНИЕ

Введение -------------------------------------------------------------------------------------2

1. Понятие и правовое закрепление положения потребителей, банков и микрофинансовых организаций в правовой системе Российской Федерации --  --------------------------------------------------------------------------------------------------7

1.1. Определение и правовой статус потребителя -----------------------------------7

1.2. Определение и правовой статус банка ------------------------------------------17

1.3. Определение и правовой статус микрофинансовой организации ---------16

2. Правоотношения потребителей с банками и микрофинансовыми организациями -----------------------------------------------------------------------------20

2.1. Основные виды споров между потребителями и банками, микрофинансовыми организациями, виды правовых механизмов существующих для разрешения споров ----------------------------------------------20

2.2. Отличия правового положения банков и микрофинансовых организаций во взаимоотношениях с потребителями ----------------------------------------------34

3. Актуальные проблемы реализации процедуры банкротства физических лиц и внесудебных отношений по взысканию долгов по состоянию на 2017 год----------------------------------------------------------------------------------------------------42

3.1. Проблемы реализации процедуры банкротства физических лиц, существующие в правоприменении в Российской Федерации

по состоянию на 2017 год----------------------------------------------------------------42

3.2. Внесудебные отношения по взысканию долгов, проблемы законодательства о коллекторах, проблемы реализации законодательства о коллекторах---------------------------------------------------------------------------------69

Заключение ---------------------------------------------------------------------------------76

Список источников и литературы -----------------------------------------------------81

 

Введение

          Темой настоящей выпускной квалификационной магистерской работы является практика разрешения споров потребителей с банками и микрофинансовыми организациями.

        Обосную актуальность принятого мною решения. Выбору вышеуказанной темы магистерской работы способствовало весьма высокие актуальность и общественно-социальная значимость данной проблематики. Являясь руководителем Воронежского Юридического Центра «ЗаконЪ», а также депутатом Совета народных депутатов Нижнедевицкого муниципального района Воронежской области с 2008г. по н.в., мне приходится ежедневно сталкиваться с проблемами воронежцев – должников банков и микрофинансовых организаций. Поэтому, я убежден, что подготовка и написание данной магистерской работы будут способствовать моему углубленному изучению сути этой социально-значимой проблемы и более эффективному отстаиванию законных прав граждан – должников банков и МФО. Выбору мною данной темы, в том числе способствовало и введения новой для Российского законодательства и правоприменения процедуры банкротства физических лиц (Федеральный закон от 29.06.2015 № 154-ФЗ, вступающий в силу с 1-го октября 2015 года).          Не секрет, что в сложившейся правоприменительной среде существует существенная загруженность подобными спорами судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Этому способствует большой общественный резонанс, связанный с деятельностью банков, МФО. А также, имеющийся значительный практический опыт по защите законных прав воронежцев - должников банков и МФО, который наработан в результате многолетней деятельности АНО «ВСПЦ «ЗаконЪ», основателем и руководителем  которого автор настоящей магистерской работы является.

        Таким образом, практика разрешения споров потребителей с банками и микрофинансовыми организациями является весьма актуальной научной задачей (проблемой). Ее изучение позволит нам:

а) проанализировать существующие научные труды и нормы права, регулирующие данные отношение;

б) установить проблемы в реализации данных институтов, существующие в правоприменительной практике;

в) исходя из данных, полученных при анализе, сделать ряд предложений, направленных на оптимизацию российского законодательства, регулирующего  практику разрешения споров потребителей с банками и микрофинансовыми организациями.

        Объектом исследования выступают урегулированные нормами права отношения:

а) между потребителями с одной стороны;

б) между банками и микрофинансовыми организациями с другой стороны.

Эти отношения с научной точки зрения могут попадать под понятие спора (конфликта интересов), а также урегулированные нормами права пути разрешения указанных споров, возникающие между данными субъектами на территории Российской Федерации.

          Предметом исследованияявляется:

а) сложившаяся в современной Российской правовой системе практика разрешения споров потребителей с банками и микрофинансовыми организациями;

б) нормы права, действующие в Российской Федерации и позволяющие разрешить споры между потребителем с одной стороны и банками, а также микрофинансовыми организациями с другой.

          Хронологические рамки работы определены поставленными задачами. Так в данной работе необходимо рассмотреть, прежде всего, актуальное, действующее на сегодняшний день законодательство, в том числе и законы, в также законопроекты, начиная с 2015 года по сегодняшний день.

          Территориальные рамки исследованияограничены территорией действия законодательства Российской Федерации.

          Целью настоящего исследования является:

а) изучение общественных отношений, возникающих в процессе взаимодействия правовых субъектов - потребителей с банками и микрофинансовыми организациями при наличии правового конфликта;

б) анализ практики разрешения вышеуказанных правовых конфликтов, для дальнейшего определения возможности и путей оптимизации существующих норм права, которым урегулированы данные правоотношения.

          Исходя из вышеназванных целей, определим задачи данного научного исследования следующими:

          1. Определить понятия «потребитель», «банк» и «микрофинансовая организация».

          2. Выявить отличия правового положения банков и микрофинансовых организаций в отношениях с потребителями.

          3. Установить основные виды споров между потребителями и банками, между потребителями и микрофинансовыми организациями.

          4. Охарактеризовать виды правовых механизмов, существующих для разрешения правовых конфликтов между потребителем и банками, микрофинансовыми организациями и охарактеризовать их.

          5. Проведя анализ собранной информации выявить проблемы реализации разрешения споров между субъектами данных правоотношений, а также возможности и пути оптимизации существующих норм права, которыми урегулированы данные правоотношения.

 Методология и теоретико-правовая основа исследования

В существующей правовой системе Российской Федерации имеет место целый комплекс нормативно-правовых актов, регулирующих выше обозначенную проблематику:

1. Общие источники права, и, в первую очередь, Конституция РФ и Гражданский Кодекс РФ.

2. Специализированные нормы законодательства:

 а) Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

б) закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»;

в) Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;

г) Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 2010 года № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»

          В научной среде вышеуказанная проблематика также начала освещаться, хотя и слабо. В частности, в научных трудах:

а) учебно-практическое пособие С. Даниленко, М. Комиссарова  «Банковское потребительское кредитование»;

б) научная статья «Сравнительный анализ содержания договора жилищного кредитования (В аспекте прав заемщика) и потребительских договоров»;

-Х.М. Хазипова - Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал.

Теоретическая и практическая значимость исследования.          Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейшем при изучении и в практике разрешения споров между потребителями с одной стороны и банками, а также микрофинансовыми организациями с другой, в частности для оптимизации существующего нормативного регулирования данной проблематики.

В работе изложены научно обоснованные решения, направленные на совершенствование механизма практики разрешения споров между потребителями с одной стороны и банками, а также микрофинансовыми организациями с другой.

 Реализация сформулированных выводов может стать теоретической основой для решения ряда практических проблем, связанных с оптимизацией законодательства регулирующего разрешение споров между потребителями с одной стороны и банками, а также микрофинансовыми организациями с другой.

Использование результатов исследования позволит на практике повысить эффективность правильно разрешения вышеуказанных споров с учетом интересов субъектов спора, а также общества и государства.

Отдельные выводы и рекомендации могут оказаться полезными в процессе разработки нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения потребителей с банками и микрофинансовыми организациями. Некоторые положения диссертации могут быть востребованы в правоприменительной деятельности, поскольку они направлены на оптимизацию практики разрешения указанных выше споров.

Апробация результатов исследования - основные результаты исследований по проблематике магистерской работы отражены в научных трудах, в том числе в научной статье, подготовленной и опубликованной мной в специализированном издании.

Эмпирическая база и выводы магистерской работы нашли применение в деятельности Общества с ограниченной ответственностью «Юридический Центр «ЗаконЪ» при оказании юридической помощи клиентам данной организации – потребителям, при разрешении их споров с банками и микрофинансовыми организациями.

Научная новизна исследования

Указанное исследование имеет научную ценность, в том числе и по причине новизны исследования предмета настоящей работы, в частности новыми для юридической науки являются изучение взаимоотношений банков, микрофинансовых организаций с потребителями.

Также новизна данного исследования заключается в детальном изучении, анализе и предложениях об улучшении законодательства регулирующего банкротство физических лиц, в Российской Федерации.

Социально и научно значимым указанное исследование делает:

а) изучение в нем актуальных проблем фактического правоприменения законов, регулирующих предмет данных правоотношений в Российской Федерации;

б) исследование, направленное на оптимизацию работы правовых институтов Российской Федерации, регулирующих правоотношений потребителей с банками и микрофинансовыми организациями, что является новым для юридической науки Российской Федерации.

Таким образом, указанное исследование содержит научное значение, так как имеет инновационный характер. Поставленные в нем задачи и цели являются новыми для юридической науки. Таким образом, в процессе достижения целей и реализации задач исследования указанная работа имеет инновационное как теоретическое, так и практическое значение, как для юридической науки, так и для правоприменения в сложившейся правовой среде Российской Федерации.

Структура данного магистерского исследования обусловлена его целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка источников и литературы.

 

1. Понятие и правовое закрепление положения потребителей, банков и микрофинансовых организаций в правовой системе Российской Федерации

 

1.1 Определение и правовой статус потребителя

Изучение темы данной магистерской работы невозможно без изначального понимания правового статуса потребителя, установленного в правовой системе Российской Федерации и закрепленного в особом порядке в Конституции Российской Федерации и в федеральном законодательстве.

Особый исследовательский интерес представляет правовой статус потребителя, который характеризует действительное положение потребителя в российском обществе. Именно через понятие правового статуса потребителя наиболее полно могут быть охарактеризованы все многообразные связи права и человека. Ведь правовой статус отражает все основные стороны юридического состояния индивида:

а) интересы индивида;

б) потребности индивида;

в) взаимоотношения индивида с государством;

г) трудовую и общественно-политическую деятельность индивида; д) социальные притязания индивида и их удовлетворение.

То есть, это бесспорно - собирательная, аккумулирующая категория.

 В самом кратком виде правовой статус определяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обществе. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, т.е. реальное положение человека в той или иной системе общественных отношений. Право лишь закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки. Социальный и правовой статусы соотносятся как содержание и форма[1]

При определении правового статуса личности и, соответственно, правового статуса потребителя, необходимо учитывать, помимо вышеприведенных мнений, положения Конституции РФ от 12.12.1993 г. Где закреплены в положении гл. II"Права и свободы человека и гражданина" основы правового статуса личности в Российской Федерации. И эти правовые основы ни в коей мере не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном Основным законом[2].

Из данной нормы следуют, по меньшей мере, два важнейших вывода:

1. Во-первых, закреплена определенная стабильность правового статуса, его незыблемость, поскольку конституционные нормы не подлежат произвольному изменению;

2. Во-вторых, законодателем очерчено содержание основы правового статуса личности.

Приняв во внимание исторический опыт, следует обратить внимание на то, что права потребителя начали приобретать в большинстве стран мира характер общепризнанных в середине 80-х годов ХХ века.

Основное направление исследования правового статуса потребителя задает определение его понятия, содержащееся в Законе РФ "О защите прав потребителей".  В связи с чем, к такой группе лиц, обладающих специальным статусом «потребителя», относятся граждане, имеющие намерение заказать или приобрести либо заказывающие, приобретающие или использующие товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью. Если в правоотношениях у гражданина возникает предпринимательский интерес, то он "теряет" специальный правовой статус потребителя и вступает в договорные (производственные) правоотношения наравне с другими участниками предпринимательской деятельности[3].

Каждый субъект выступает одновременно в трех качествах:

1. Имея общий правовой статус, человек является гражданином Российской Федерации;

2. Принадлежность к определенной группе лиц наделяет человека специальными правами и обязанностями;

3. Личные особенности человека определяют индивидуальный правовой статус.

Однако здесь возникает определенная проблема:

1. С одной стороны Конституция РФ гарантирует признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 2).

2. С другой стороны, Федеральный закон РФ "О защите прав потребителей" в качестве потребителей, чьи права подлежат защите, называет только граждан.

          В связи с этим, вне правовой защиты остаются иностранные граждане и лица без гражданства, вступающие в потребительские правоотношения на территории России. В таком случае в наибольшей степени конституционным положениям могло бы соответствовать применение понятия не "гражданин", а "физическое лицо".

Также следует отметить, что:

1. Во-первых, содержание правового статуса потребителя составляет обширный перечень прав потребителя, характеризующийся относительной устойчивостью и постоянством. Внушительным перечнем прав законодатель наделил потребителя, поскольку последний долгое время был наименее защищенным участником отношений в сфере потребления товаров, работ, услуг.

2. Во-вторых, действенная правовая защита в данной сфере зависит не только от государства, но и в значительной степени от действий самого потребителя, своевременно и грамотно реагирующего на нарушение своих потребительских прав. Поскольку, например, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя, должен быть возмещен, если причинен в течение установленного срока службы или срока годности товара (работы) - п. 3 ст. 14 Федерального закона РФ "О защите прав потребителей"[4]; за пределами установленных сроков в защите нарушенных прав потребителя будет отказано.

          Таким образом, очень часто эффективная защита прав зависит от активной правовой позиции самого потребителя, которому в рассмотренном случае необходимо контролировать срок службы или срок годности товара (работы) и следует проявить инициативу и предъявить претензию (подать исковое заявление) о защите своих прав.

Помимо Федерального закона РФ "О защите прав потребителей", права потребителя устанавливаются и Гражданским кодексом РФ.

Таким образом, следует установить, что потребитель – это физическое лицо, приобретающее услуги для личных бытовых нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, наделенный особым правовым статусом.

Понятие статуса потребителя, определенного в рамках данной работы, имеет существенно значение для разрешения задач и достижения цели указанной работы. Поскольку потребитель является наиболее значимым субъектом, обеспечение и гарантирование прав и свобод которого является приоритетом государства, установленным Конституцией Российской Федерации. И как следствие того, одной из задач поставленных автором работы перед ее началом является разработка положений законодательства, увеличивающих правовую защиту потребителя в правоотношениях с банками и микрофинансовыми организациями.

 

1.2.  Определение и правовой статус банка

 

Нет сомнения, что изучение темы данной магистерской работы невозможно также и без изначального понимания правового статуса банка, установленного в правовой системе Российской Федерации и закрепленного в федеральном законодательстве.

Необходимо обратить внимание, что правовому регулированию подлежит не только банковская деятельность, но и правовой статус кредитных организаций (порядок их создания, организации деятельности, прекращения, правоспособности и т.д.). Понятие правового статуса кредитных организаций по объему шире, нежели понятие банковской деятельности. В банковской деятельности кредитные организации характеризуются только как предпринимательские единицы, обладающие объемом правомочий, определенных в их лицензии. Потому и правовое регулирование образования, деятельности и т.д. кредитных организаций охватывает более широкий перечень источников:

а) конституция РФ;

б) закон о защите прав потребителей;

в) закон о Банке России;

г) другие Федеральные законы;

д) подзаконные нормативные правовые акты (постановления Правительства РФ, указы Президента РФ, акты субъектов Российской Федерации, нормативные акты Банка России;

е) некоторые акты Госбанка СССР, которые не противоречат действующему законодательству;

ё) внутренние акты банков, акты ассоциаций (союзов) банков, договоры, банковские обычаи делового оборота.

В ст. 1 Закона о банках содержатся ключевые определения, позволяющие понять, какими основными признаками характеризуется:

а) кредитная организация;

б) банк;

в) небанковская кредитная организация.

          Основным родовым понятием, используемым в тексте Закона о банках, является понятие кредитной организации. Ее отличительными признаками являются:

а) статус юридического лица, т.е. организации, имеющей в собственности обособленное имущество и отвечающей по своим обязательством этим имуществом, могущей от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязательства, быть истцом и ответчиком в судах;

б) обладание специальным разрешением - лицензией на право совершения банковских операций, выданной Банком России.

Закон о банках дает перечень признаков, которые позволяют отграничить банк от иных юридических лиц:

а) право на осуществление в совокупности таких банковских операций, как привлечение во вклады денежных средств юридических и физических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;

б) наличие выданной Банком России в установленном законом порядке лицензии на совершение банковских операций.

В отличие от банка, небанковская кредитная организация не вправе совершать в совокупности все указанные операции, а может на основании лицензии проводить лишь отдельные банковские операции.

Банку России предоставлено право определения совокупности банковских операций, которые имеет возможность осуществлять небанковская кредитная организация. В соответствии со ст. 36 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» привлекать вклады физических лиц могут только банки, имеющие такое право в соответствии с лицензией Банка России. Эта норма Федерального закона «О банках и банковской деятельности» полностью соответствует требованиям гражданского законодательства. Так, ст. 835 ГК РФ устанавливает, что право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое право предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданной в порядке, установленном в соответствии с законом.

Специальная правоспособность кредитных организаций закрепляется в законе, а также в учредительных документах кредитной организации. Так, ст. 10 Закона «О банках и банковской деятельности» предусматривает, что устав кредитной организации помимо иных сведений должен содержать исчерпывающий перечень осуществляемых банковских операций и сделок. Таким образом, кредитные организации не имеют права заниматься какими-либо иными видами деятельности, кроме как указанных в их учредительных документах.

Данное положение находит свое подтверждение и в судебной практике. Так, пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ, т.е. как не соответствующие требованиям закона или нормативных актов. Ничтожная сделка является таковой с момента ее совершения и не влечет юридических последствий за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.

Банки следует определить как юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, которые имеют право осуществлять банковские операции, в том числе, если иное не предусмотрено национальными законами государства - члена ЕврАзЭС, исключительное право осуществлять в совокупности такие банковские операции, как:

1. Привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (депозиты);

2. Размещение привлеченных денежных средств от своего имени и за свой счет;

3. Открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц[5].

Особенности статуса кредитных организаций широко исследованы в юридической и экономической литературе. Одним из характерных признаков кредитной организации является лицензируемый характер деятельности, т.е. на осуществление банковских операций кредитная организация должна иметь лицензии Банка России. Лицензия представляет собой официальный документ, специальное разрешение органов, уполномоченных на лицензирование указанных в ней видов деятельности[6].

Отдельно следует отметить, что правовой статус банка состоит из двух взаимосвязанных элементов:

1. Статуса частного юридического лица, осуществляющего гражданско-правовые сделки, направленные на извлечение прибыли;

 2. Публичного статуса субъекта финансового права, участвующего в денежно-кредитном обращении денежных средств.

Первый элемент правового статуса банка как юридического лица - коммерческой организации позволяет банку заключать гражданские договоры банковского вклада и банковского счета с клиентами - физическими лицами в целях извлечения прибыли. Так, Л.Г. Ефимова указывает следующие признаки банка как предприятия:

а) наличие имущества на праве собственности или хозяйственного ведения;

б) наличие прав юридического лица и осуществление предпринимательской деятельности с целью получения прибыли[7].

С другой стороны, банки обладают публично-правовым статусом и являются самостоятельными субъектами финансового права.

Публичный статус банков проявляется через косвенное осуществление защиты интересов государства и общества. Направленность на обеспечение интересов государства как субъекта финансовой деятельности в целях поддержания стабильности и финансовой устойчивости банковской системы государства позволяет сделать вывод о том, что правоотношения с участием банков имеют публичную финансово-правовую природу.

Интерес представляет вопрос о праве небанковских кредитных организаций кредитовать физических лиц. Учитывая, что стороны кредитного договора прямо закреплены в ГК РФ, стороной, предоставляющей сумму кредита, может быть только банк или иная кредитная организация.

Рассматривая правовое положение кредитной организации как стороны в кредитном договоре, необходимо обратить внимание на вопрос разграничения банковского и небанковского кредитования. В целях разграничения осуществления кредитования кредитными организациями и иными организациями необходимо определить критерии. Так, основной критерий для разграничения банковского и небанковского кредитования - источник размещаемых денежных средств.

Банковским кредитованием является только размещение денежных средств, привлеченных в виде банковских вкладов (депозитов) и в виде поступлений на банковские счета клиентов. Именно размещение денежных средств, полученных из данных источников, требует получения лицензии Банка России. Смысл выделения банковского кредитования состоит в том, чтобы закрепить возможность осуществления этого вида деятельности за специальными организациями, действующими на профессиональной основе и контролируемыми государством в лице Банка России. В противном случае, если эту деятельность без лицензии Банка России осуществляет организация, не являющаяся кредитной, данная деятельность может быть признана незаконной[8].

Целесообразно более подробно остановиться на обязанностях кредитной организации по обеспечению своей финансовой устойчивости при кредитовании заемщиков. Как уже отмечалось, кредитование несет большие риски, для выявления и минимизации которых кредитная организация обязана исполнять целый ряд действий.

На основании вышеизложенного, следует определить правовой статус банка как юридическое лицо - хозяйственное общество, осуществляющее депозитно-кредитные операции и имеющее соответствующую лицензию Банка России на осуществление банковских операций. Правовое положение банка по договору потребительского кредита отличается наличием довольно большого объема обязанностей, вытекающих из норм различных законов. Права и обязанности банка могут быть классифицированы по источнику их закрепления, по своему характеру и иным основаниям.

Исходя из анализа представленного выше материала следует признать, что банк, если рассмотреть его понятия исходя из изучения предмета настоящей работы, есть организация, осуществляющая деятельность по предоставлению финансовых услуг населению. Банк наделен определенным правовым статусом, который предполагает наличие ряда императивных норм, регулирующих поведение данной организации в определенных условиях и при осуществлении определенных операций с потребителями. Отклонение от этих норм может повлечь утрату представленного государством специального статуса и прекращение существование данной организации (отзыв лицензии).

 

1.3.  Определение и правовой статус микрофинансовой организации

 

Изучение темы данной магистерской работы невозможно также и без изначального понимания правового статуса микрофинансовой организации, установленного в правовой системе Российской Федерации и закрепленного в федеральном законодательстве.

За последние десять лет микрофинансирование, осуществляемое не кредитными финансовыми институтами, стало одним из важнейших элементов финансовой системы России.

На начало 2017 г. в стране таких микрофинансовых организаций насчитывалось 2750 (в 2003 г. - 150). Их кредитный портфель вырос в 10 раз - до 22,7 млрд. руб. (на 1 января 2016 г.), а средний размер кредита составил 4,5 тыс. долларов. Именно таков спрос на кредитные ресурсы в регионах со стороны микро - и малых предприятий (70% малого предпринимательства - микробизнес, с числом работающих до 15 человек) и физических лиц.

Такая динамика развития сферы микрофинансовых услуг, а также спрос на них со стороны малого бизнеса потребовали законодательного закрепления и специальной регламентации микрофинансовой деятельности в законодательстве РФ.

Это, с одной стороны, должно способствовать дальнейшему развитию финансового рынка, а с другой - созданию высоко динамичной и эффективной системы кредитования малых предприятий для дополнительного стимулирования производства и распределения товаров и услуг, а также для оказания помощи начинающим предпринимателям в приобретении опыта получения прибыли и накоплении капитала. Последнее особо актуально в кризисных условиях, хотя сектор малого бизнеса в условиях кризиса показал достаточно хорошую финансовую устойчивость, сохранив при этом платежеспособность.

Как видно, правовая основа микрофинансовой деятельности определена в ч. 1 ст. 3 Федерального закона № 151-ФЗ в довольно общем виде. В то же время из такой формулировки нормы однозначно следует, что правовое регулирование микрофинансовой деятельности осуществляется нормативными правовыми актами только федерального уровня. Соответственно, законодательные и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, а также нормативные правовые акты органов местного самоуправления по вопросам такого регулирования издаваться не могут.

Регулирование микрофинансовой деятельности исключительно федеральными нормативными правовыми актами предопределено тем, что данное регулирование осуществляется гражданским законодательством РФ. Центральное место в регулировании отношений в сфере микрофинансовой деятельности занимает ГК РФ (в первую очередь § 1 "Заем" гл. 42 "Заем и кредит"), который регулирует собственно заемные отношения - договоры и обязательства по займам. Такие отношения урегулированы ГК РФ исчерпывающе, и они не могут включаться в предметную сферу каких-либо иных законов, если иное не указано в самом ГК РФ.

Договор займа возведен ГК РФ в ранг практически универсальной формы осуществления всех видов займов. В то же время положения гл. 42 ГК РФ применяется к регулированию заемных отношений, имеющих место в деятельности кредитных кооперативов, ломбардов, жилищных накопительных кооперативах и других юридических лиц.

Второе место в системе регулирования отношений в сфере микрофинансирования занимает рассматриваемый Закон № 151-ФЗ, им выполняется важная роль специального нормативного акта, которым определяются особенности применения общих положений гражданского законодательства в сфере микрофинансовой деятельности, и при "конкуренции" норм должен иметь приоритет по отношению к ГК РФ. Следовательно, нормы ГК РФ о займе применяются в органичном сочетании с правовым регулированием микрофинансовой деятельности, содержащемся в Законе № 151-ФЗ.

Иными, нежели законодательными, нормативными правовыми актами РФ, о которых идет речь в ч. 1 ст. 3 Федерального закона № 151-ФЗ, являются указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти. Издание и применение таких актов, содержащих нормы гражданского права, регламентировано положениями ст. 3 части первой ГК РФ:

Под микрофинансовой деятельностью согласно ст. 2 Закона № 151-ФЗ понимается деятельность юридических лиц, имеющих статус МФО, а также иных юридических лиц, имеющих право на осуществление микрофинансовой деятельности по предоставлению микрозаймов (микрофинансирование).

Микрофинансовая организация представляет собой юридическое лицо, в любой форме, осуществляющее микрофинансовую деятельность и внесенное в Государственный реестр микрофинансовых организаций в порядке, предусмотренном Законом.

Обобщая вышеизложенное, следует определить микрофинансовую организацию как юридическое лицо, зарегистрированное в соответствии с нормами законодательства РФ в качестве такового: при том, как коммерческое, так и некоммерческое, осуществляющее микрофинансовую деятельность и внесенное в государственный реестр микрофинансовых организаций в порядке, предусмотренном Федеральным законом;

Важно особо отметить, что микрофинансовая организация не обладает специальным правовым статусом, которым наделен банк. Однако за последнее время в Российской Федерации имеет место широкая общественная дискуссия на тему создания  такового правового статуса. При этом имеются сложившиеся тенденции на его дальнейшее развитие и жесткое закрепление в действующем законодательстве.

 

2.    Правоотношения потребителей с банками и микрофинансовыми организациями

 

2.1.    Основные виды споров между потребителями и банками, микрофинансовыми организациями, виды правовых механизмов существующих для разрешения споров

 

Определив в предыдущей главе основы правового положения и статуса субъектов правоотношений, изучаемых в настоящей работе, следует непосредственно перейти к изучению основного предмета работы, то есть к определению и изучению споров между потребителями, банками, и микрофинансовыми организациями и изучению механизмов их разрешения. Как указывалось ранее, указанная тематика мало изучена в научной литературе, что дает определенную широту повествования данной работе.

Кроме этого, анализируя проблематику и динамику обращений граждан в Воронежский Социально-Правовой Центр «ЗаконЪ», на базе которого автор данной магистерской работы проходил учебную и производственную практику, более 35% всех обращений за юридической помощью относятся к взаимоотношениям между гражданами – должниками и банками и микрофинансовыми организациями.

По мнению автора настоящей работы, изучение данной тематики следует начать с определения понятий «конфликт», «правовой конфликт», и общенаучного понятия механизмов разрешения конфликтов.

Российские конфликтологи Ф.М. Бородкин и Н.М. Коряк уточняют понятие конфликта. По их мнению, конфликт – это деятельность людей, и, следовательно, всегда предполагает преследование цели.

Современная точка зрения состоит в том, что многие конфликты не только допустимы, но и желательны, так как позволяют:

а) выявить "подводные камни";

б) разнообразие точек зрения на те, или иные события;

в) получить дополнительную информацию.

Все это в целом облегчает процесс управления и способствует повышению его эффективности[9].

В нашем исследовании более важную роль будет занимать понятие не конфликта как такого в общенаучном понятии данного феномена, а понятие правового спора, являющегося предметом изучения настоящей работы.

Правовой спор, по мнению автора, следует определить, как столкновение противоположно направленных тенденций во взаимоотношениях субъектов права, обусловленное различием позиций и интересов, а также правовых последствий ненадлежащего исполнения одной из сторон положений действующего законодательства, направленные на защиту нарушенных прав и интересов субъектов права, ограниченные действующим законодательством, как в судебном, так и во внесудебном порядке.

Таким образом, следует выделить отличительные признаки правового конфликта:

а) участниками конфликта являются стороны, обладающие определенной гражданской правосубъективностью (правовым статусом);

б) данный спор урегулирован нормами материального права;

в) данный спор основан на нормах материального и процессуального права;

г) данный спор может быть рассмотрен судом на основе норм процессуального права;

д) решение по данному спору может быть принудительно исполнено;

е) для решения спора установлены ограничительные сроки (сроки исковой давности, сроки предъявление листа к исполнению и иные).

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ установлен принцип осуществления правосудия только судом.

Таким образом, если устанавливать основные виды путей разрешения споров между банками, микрофинансовыми организациями и потребителями, следует, прежде всего, делить их на:

а) судебные;

б) внесудебные (альтернативные);

Также споры можно квалифицировать в зависимости от субъектов, чьи права нарушены, на споры:

а) споры инициированные потребителем;

б) споры инициированные банками или микрофинансовыми организациями;

От иных признаков, возможно, выделить и иные виды, как споров, так и механизмов их разрешения. Например, разделив как виды споров, так и механизмы их разрешения на досудебные, судебные и после судебные. Однако в интересах данной работы полагаю, что следует ограничиться данными видами, как основными и произвести их изучение.

При этом, в ходе изучения, для наиболее глубоко изучения и понимания проблематики, по мнению автора, следует произвести изучение параллельно как видов правовых споров, так и существующих механизмов  их разрешения.

Прежде всего, следует изучить существующие судебные и внесудебные (альтернативные) споры и механизмы их разрешения. Полагаю, что исходя из хронологии, следует начать с альтернативных видов споров и путей их разрешения.

Изучив классические, то есть судебные виды разрешения споров, давайте перейдем к рассмотрению и иных видов разрешения споров.

Так называемые «альтернативные» способы разрешения правовых споров (далее АРС) – это:

 а) приемы и способы разрешения правовых споров, возникающих, прежде всего, в гражданских правоотношениях;

б) в определенных случаях и в других видах правоотношений, с позиции обоюдного интереса сторон на основании законов и исходя из здравого смысла, без участия в урегулировании спора государственных органов.

          Сегодня в нашей стране, все большую нормативно-правовую регламентацию со стороны государства и постепенное признание со стороны участников гражданско-правового оборота получают следующие формы альтернативного разрешения споров:

1. Посредничество (медиация) - способ урегулирования спора между сторонами на основе переговоров с участием нейтрального лица с целью определения для сторон соглашения. Решение посредником не принимается.

2. Переговоры (negotiation) – разрешение спора непосредственно участниками. Результат переговоров - соглашение о предстоящих действиях спорящих.

3. Третейское судебное разбирательство является формой разрешения правовых конфликтов, основанную на волеизъявлении сторон, выборах судей самими сторонами из числа не заинтересованных лиц,

Пример № 1:для практического примера разберем решение третейского суда при автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата»[10] в составе судьи третейского суда рассматривающий дело Поповой Ирины Александровны, в соответствии с которым: ПАО «Сбербанк России» обратилось в третейский суд с исковым заявлением, в котором просило: взыскать солидарно с Собинова Сергея Владимировича, Собиновой Галины Олеговны и Дробизовой Наталии Яковлевны в пользу Публичного акционерного общества «Сбербанк России»:

1. Задолженность по кредитному договору № 238917 от 26.05.2014 по состоянию на 07.10.2016 в размере 2 309 365 рублей 92 копеек, в том числе:

а) просроченный основной долг - 1 970 748,55 рублей

б) проценты за кредит - 291 658,04 рублей

в) неустойка - 46 959,33 рублей,

а также расходы по уплате третейского сбора в размере 21000 рублей.

2.       Обратить взыскание на предмет залога: квартиру общей площадью 62,3 кв. м, расположенную по адресу: г. Воронеж, ул. Героев Сибиряков, д. 73, кв. 36, кадастровый номер 36:34:0507022:1671, установив начальную продажную цену заложенного имущества в размере 80 % его рыночной стоимости - 1 252 000 руб.      

3.       Расторгнуть кредитный договор № 238917 от 26.05(,2014, заключенный между истцом и ответчиками.

При этом удовлетворяя требования общества суд исходил из следующего: 26.05.2014 года между ПАО Сбербанк и созаемщиками - Собиновым Сергеем Владимировичем, Собиновой Галиной Олеговной и Дробизовой Наталией Яковлевной был заключён кредитный договор № 238917 о предоставлении кредита «Приобретение готового жилья» в сумме 2 025 000 рублей на приобретение квартиры, расположенной по адресу: г. Воронеж, ул. Героев Сибиряков, д. 73, кв. 36, на срок 180 месяцев с даты фактического предоставления кредита под 12,25% годовых, заемщиками были нарушены обязательства по возврату денежных средств, что явилось основанием для обращения в суд.

При этом истцом в обоснование рыночной стоимости квартиры представлен отчет об оценке стоимости квартиры, в соответствии с которым рыночная стоимость объекта составляет 1 565 000 рублей.

В соответствии с решением третейского суда от 17 января 2017 года[11], полученного в феврале 2017 года было решено:

1. Исковые требования публичного акционерного общества «Сбербанк России» удовлетворить в полном объеме.

2. Взыскать солидарно с гражданина Российской Федерации Собинова Сергея Владимировича, гражданки Российской Федерации Собиновой Галины Олеговны: в пользу публичного акционерного общества «Сбербанк России» задолженность по кредитному договору №238917 от 26.05.2014 в редакции дополнительного соглашения №1 от 29.10.2015 по состоянию на 07.10.2016 (включительно) в размере 2 309 365 руб. 92 коп., в том числе: просроченный основной долг в сумме 1 970 748 руб. 55 коп.; проценты за кредит в сумме 291 658 руб. 04 коп.; неустойка на просроченные проценты в сумме 37 640 руб. 66 коп.; неустойка на просроченную ссудную задолженность в сумме 9 318 руб. 67 коп.

3. Взыскать солидарно с гражданина Российской Федерации Собинова Сергея Владимировича, гражданки Российской Федерации Собиновой Галины Олеговны, гражданки Российской Федерации Дробизовой Наталии Яковлевне в пользу публичного акционерном общества «Сбербанк России» расходы по оплате третейского сбора согласно платежному поручению №8390.19 от 07.11.2016 в сумме 18 000 руб. 00 коп.

4. Взыскать солидарно с гражданина Российской Федерации Собинова Сергея Владимировича, гражданки Российской Федерации Собиновой Галины Олеговны в пользу Публичного акционерного общества «Сбербанк России» расходы по оплате третейского сбора согласно платежному поручению N9839019 от 07.11.2016 в сумме 3 000 руб. 00 коп.

5. Взыскать солидарно с гражданина Российской Федерации Собинова Сергея Владимировича, гражданки Российской Федерации Собиновой Галины Олеговны, гражданки Российской Федерации Дробизовой Наталии Яковлевне в пользу публичного акционерного общества «Сбербанк России» расходы по оплате судебной экспертизы в сумме 5 000 руб.

6. В счет погашения задолженности по кредитному договору №238917 от 26.05.2014 в редакции дополнительного соглашения №1 от 29.10.2015 по состоянию на 07.10.2016 (включительно) в размере 2 309 365 руб. 92 коп., возмещения расходов по оплате третейского сбора в сумме 21 000 руб., расходов по оплате судебной экспертизы в сумме 5 000 руб. обратить взыскание в пользу публичного акционерного общества «Сбербанк России» на имущество, принадлежащее гражданина Российской Федерации Собинову Сергею Владимировичу и Собиновой Галине Олеговне на праве общей долевой собственности, доля в праве ЛА, квартиру, общей площадью 62,3 кв. м, расположенную по адресу: г. Воронеж, ул. Героев Сибиряков, дом 73, кв. 36, кадастровый номер 36:34:0507022:1671.

7. Установить начальную продажную цену квартиры, расположенной по адресу: г. Воронеж, ул. Героев Сибиряков, дом 73, кв. 36, кадастровый номер 36:34:0507022:1671. в размере 1 631 044 руб. 00 коп. (НДС не облагается).

8. Определить способ реализации имущества - публичные торги.

Таким образом, третейским судом был разрешен правовой спор, возникший между потребителем финансовой услуги и кредитной организацией.

Следует отметить, что в действующем процессуальном законодательстве достаточно ограничен перечень оснований для обжалования и отмены решения, принятого третейским судом, в частности в соответствии данные основания установлены ч. 1 и ч. 2 ст. 418 ГПК РФ.

И тут в законодательстве Российской Федерации имеется весь интересный и опасный для потребителя коллизионный пробел, или как минимум, неясность.

В соответствии с вышеприведенными положениями ГПК РФ установлено, что в соответствии с данной статьей основанием для отмены решения третейского суда может являться:

 а) не подведомственность дела такому суду, то есть если отсутствовало третейское соглашение или указанное соглашение было признано судом недействительными;

б) третейское соглашение противоречит принципам публичного права.

          Иных оснований законом просто не установлено, По моему мнению, данное обстоятельство произошло по причине того, что законодателем не предусмотрена выдача третейскими судами исполнительных листов для принудительного исполнения указанных решений. А данные полномочия также имеются только у судов общей юрисдикции, которые на стадии принятия решения о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения обязаны проверить законность решения и только в случае соответствия закону решения вынести судебный акт и выдать на основании него исполнительный лист.

Точный перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа содержится в ст. 426 ГПК РФ. Указанный перечень является исчерпывающим. Однако, положений о том, что указанное решение может не соответствовать закону РФ, в статье не имеется.

Таким образом, буквально толкуя данные нормы закона, можно прийти к выводу: если решение третейского суда даже нарушает законодательство РФ, по сути своей не справедливо, нарушает основные права и свободы человека и гражданина, установленные Конституцией РФ, то суд общей юрисдикции обязан, тем не менее, выдать исполнительный лист для принудительного его исполнения.

Таким образом, решение третейского суда фактически невозможно отменить по основанию его несоответствия закону Российской Федерации. По моему мнению, это в корне не правильно и не соответствует Конституции Российской Федерации. Однако правильность данного довода подтверждена и судебной практикой. За время подготовки данной работы мне не удалось найти ни одного примера, где бы решение третейского суда было отменено, или судом общей юрисдикции было бы вынесено определение об отказе в выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения такового решения суда, по мотивам его несоответствия закону РФ. Это может означать только две причины данного обстоятельства:

 а) первая – третейские суды в Российской Федерации за все время своего функционирования ни разу не вынесли решения не соответствующее закону, то есть ни разу не ошиблись;

б) либо второе, в законодательстве Российской Федерации просто отсутствует правовой механизм отмены решений третейских судов в связи с их несоответствию закону РФ.

Первый вывод утопичен в принципе, поэтому признать его достоверным нельзя, второй же я полагаю полностью соответствующим действительности.

Таким образом, по моему мнению, следует серьезно реформировать процессуальное законодательство РФ в части регламентации оспаривания решений третейских судом и порядком выдачи исполнительных листов для принудительного их исполнения. В том числе, дополнять данные положения основаниями к отмене решения и отказа в выдаче исполнительного листа в случае несоответствие решение третейского суда действующему законодательству Российской Федерации.

Возвращаясь к основной теме данной работы и рассматриваемому виду разрешения правовых конфликтов, следует отметить, чтокроме того, весьма интересно отметить, что компоненты основных видов, смешиваясь друг с другом, образуют совершенно новые комбинированные виды альтернативного разрешения правовых конфликтов. Например, посредничество - третейский суд (mediation-arbitration-medarb) - урегулирование спора с помощью посредника, который имеет право разрешить спор;

Таким образом, в существующей правовой среде Российской Федерации имеется широкий круг различных путей и методов разрешения споров банков, микрофинансовых организаций и потребителей альтернативных судебным.

Однако, если говорить о настоящем времени, то наиболее популярным средством разрешения конфликтов, применяемым со стороны банков и микрофинансовых организацией к потребителям-должникам, является привлечение к конфликту третьих лиц, так называемых коллекторских организаций, на котором следует остановиться подробнее.

К коллекторам обращаются за помощью в возврате сложных долгов, просроченных на более длительный срок (от 60-90 дней), когда банк уже исчерпал свои механизмы воздействия.

Коллекторская деятельность – это юридические и фактические действия, совершенные субъектом коллекторской деятельности, направленные на добровольное погашение Должником в пользу Кредитора просроченной задолженности, проводимые без обращения в суд, либо без применения процедуры принудительного взыскания.

В мире существует две одинаково применяемые схемы работы коллекторов с проблемными долгами:

1. В первом случае, коллекторская организация действует как предприятие, оказывающее юридические услуги по возврату дебиторской задолженности третьих лиц. При этом основными направлениями работы являются телефонные беседы и встречи с должником.

2. Во втором случае, коллекторская организация приобретает долги за сумму более низкую, чем сумма долга. При этом она несет определенные риски невозврата долга, но и приобретает возможность работать от своего имени.

Коллекторский бизнес в России, не смотря на ряд неурегулированных вопросов, развивается. Он вошел, практически, во все отрасли: банковское, корпоративное, инвестиционное, отраслевое, финансовое коллекторство.

На сегодняшний день коллекторский рынок испытывает серьезное давление кризиса и вынужден работать в сложных условиях падения платежеспособности населения и роста себестоимости взыскания.

Кроме того, по стране прокатилась массовая волна обвинений в адрес ряда коллекторских компаний в некорректных методах работы. По сложившейся практике, банки предпочитают перекладывать эти риски на самого заемщика путем повышения кредитных процентов. По истечению установленного срока нереальная для взыскания ссуда выводится с баланса и списывается за счет портфельных резервов[12].

Таким образом, полагаю, что в реалиях существующей правовой системы, а также в условиях сложного экономического положения в стране, наиболее приемлемыми для разрешения правовых споров с потребителями со стороны банков и микрофинансовых организаций являются именно альтернативные (внесудебные) пути разрешения правовых споров.

Однако, наиболее привычным и юридически легитимным является второй вид споров и механизм его разрешения – судебный.

Защита прав и свобод как высшей ценности, имеющей приоритетное значение при осуществлении правосудия, закреплена в Конституции РФ (ст.ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ).

В теории права механизмом правового регулирования понимается взятая в единстве система правовых средств, при помощи которых обеспечивается результативное воздействие на общественные отношения. Такое определение применимо и к механизму гражданского процессуально-правового регулирования.

Деятельность суда связана с принятием и оформлением правоприменительного акта — судебного постановления. В суде первой инстанции это — решение, определение и судебный приказ.

Таким образом, обращаясь в суд за защитой своих прав банк или микрофинансовая организация вправе избрать правовой способ защиты своих прав – обратится в суд за выдачей судебного приказа или с исковым заявлением. В любом из этих случаев дальнейшее разрешение спора будет жестко регламентировано нормами гражданско-процессуального законодательства и приведет к вынесению по делу правопримененительного акта (судебного приказа или решения суда первой инстанции).

Реализуя свое право на защиту интересов в суде банки и микрофинансовые организации вправе заявить к потребителю следующие требования:

а) о взыскании суммы основного долга;

б) о взыскании штрафов и неустоек, иных штрафных санкций;

в) о взыскании судебных издержек;

г) о расторжении кредитного договора в одностороннем порядке;

Таким образом, в отдельную категорию споров следует отнести споры о защите прав потребителей, инициированные потребителем в отношении кредитных и микрофинансовых организаций. Настоящие споры набирают все большую популярность в существующей правовой среде. Как правило, потребители обжалуют условия договоров с банками и МФО, нарушающие их права, установленные специальным законом.

В силу пункта 1 статьи 16 Федерального закона «О защите прав потребителей» недопустимо включение в договор пунктов, устанавливающих положение потребителя, худшее, нежели установленное законом, данные положения законодательства составляют правовую основу указанных споров.

Также в отдельный вид следует выделить и банкротные споры, которые могут быть инициированы как банками и МФО, а также и самими гражданами в отношении себя.

На данных спорах следует остановиться подробнее, так как указанные споры с физическими лицами относительно новы для Российской правовой среды, так как принятия поправок в законодательство о банкротстве, предусматривающие возможность банкротства физических лиц были внесены только в конце 2015 года.  

В настоящее время имеется ряд проблем, связанных с реализацией гражданами своего права на банкротство, в том числе:

а) отсутствие финансовой возможности оплаты услуг юристов по проведению процедуры банкротства физического лица;

б) отказом финансовых управляющих работать за вознаграждение в размере 25 000 рублей;

в) несовершенством правоприменительной практики в делах о банкротстве; г) несовершенством законодательства о банкротстве физических лиц.

В настоящее время гражданин, реализуя свое право на банкротство, то есть, находясь в критическом финансово-материальном состоянии, фактически должен:

 а) оплачивать услуги юристов по составлению правовых документов;

 б) оплачивать услуги финансового управляющего.

 И практическая юридическая деятельность АНО «ВСПЦ «ЗаконЪ» показывает, что это происходит не на условиях, закрепленных в законодательстве РФ, а на условиях, которые ему диктуют юристы, адвокаты, а также финансовые управляющие.

Выйти из сложившейся ситуации, по мнению автора настоящей работы, возможно путем жесткого законодательного закрепления стоимости услуг как финансового управляющего, так и юристов, ведущих дела о банкротстве. При этом необходимо установить специальные правовые и социальные институты, которые были бы обязаны оказывать указанные услуги населению.

По мнению автора данной работы, имеются основания полагать, что государство, реализуя социальную политику, должно оказывать содействие гражданам, находящимся в сложной материальной ситуации. В том числе, путем привлечения к процедурам банкротства автономных некоммерческих организаций, а также иных социально-правовых институтов.

В случае фактического бездействия государства по разрешению вышеуказанного вопроса, сложиться ситуации, в соответствии с которой доступ граждан к правосудию будет затруднен или невозможен. А это противоречит конституционным принципам, гарантирующим каждому защиту своих интересов в судебном порядке.

В целом, обобщая вышеизложенное, есть основания прийти к выводу о том, что существующая правовая основа деятельности Арбитражных судов и финансовых управляющих при банкротстве физических лиц нуждается в серьезной оптимизации с привлечением необходимых социальных институтов, с решающей ролью участия государства в разрешении вышеуказанных правовых проблем.

При этом, решение указанных затруднений необходимо как на законодательном уровне, так и на уровне исполнительной власти, а также реализации закона.  

Таким образом, можно сделать следующие выводы относительно темы настоящего параграфа - как виды споров, так и механизмов их разрешения  (основные) следует делить на:

а) судебные споры;

б) внесудебные (альтернативные) споры;

Также споры можно квалифицировать в зависимости от субъектов, чьи права нарушены, на споры:

а) споры, инициированные потребителем;

б) споры, инициированные банками или микрофинансовыми организациями;

Возможно, выделить и иные виды как споров, так и механизмов их разрешения. Например, разделив как виды споров, так и механизмов их разрешения на досудебные, судебные и после судебные. Однако в интересах данной работы следует ограничиться данными видами, как основными и произвести их изучение. Особое место среди видов споров и путей их разрешения занимают банкротные споры и споры о защите прав потребителей.

 

2.2.    Отличия правового положения банков и микрофинансовых организаций в отношениях с потребителями

 

Определив ранее в указанной работе правовое положение банка, микрофинансовой организации и потребителя, определив виды споров и пути их разрешения, следует в настоящем параграфе дать ответ - в чем же основные отличия правового положения банков и микрофинансовых организаций в отношениях с потребителями.

В отличие от банков, у микрофинансовой организации нет такого понятия (регулируемого ЦБ РФ) как расчет лимита риска на одного заемщика. Размер займа зависит от уровня дохода, указанного потребителем в справке, а также от ограничений, предусмотренных нормативными документами микрофинансовой организации[13].

Микрофинансовая организация может предоставлять займы только в рублях, а банки в любой другой валюте.

Ограничение прав микрофинансовой организации заключается в том, что она не может в одностороннем порядке изменять процентные ставки и/или порядок их определения по договорам микрозайма, комиссионное вознаграждение и срок действия договора.

Микрофинансовая организация не может работать на рынке ценных бумаг. За микрофинансовыми организациями осуществляется иной контроль, чем за банками. Кредитная политика банков регулируется Центральным Банком России. Деятельность микрофинансовых организаций регулируется уполномоченным органом, который:

а) ведет государственный реестр микрофинансовых организаций;

б) получает от микрофинансовых организаций необходимую информацию об их деятельности;

в) взаимодействует с саморегулируемыми организациями микрофинансовых организаций;

Микрофинансовые организации более лояльны к Заемщику в части оценки кредитоспособности. Методик оценки Заемщика в микрофинансовых организациях как таковых не существует — в отличие от банков, где предусмотрено очень много существенных условий и факторов. Потребителю просто дают в долг небольшую сумму под большой процент.

Особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (п. 3 введен Федеральным законом от 21.12.2013 № 363-ФЗ). За исключением случая, предусмотренного статьей 816 настоящего Кодекса, заемщик - юридическое лицо вправе привлекать денежные средства граждан в виде займа под проценты путем публичной оферты либо предложения делать оферту, направленному неопределенному кругу лиц, если законом ему предоставлено право на привлечение денежных средств граждан.

Вышеизложенные обстоятельства порождает разные правоотношения с потребителем, при этом следует отметить, что договор потребительского кредита регламентирован законодательством более четко и подробно, содержит множество императивных норм содержащих большое количество ограничений в поведении банка и потребителя.

Следует отметить, что указанные отношения, вне зависимости от лица, выдающего заем (кредит), урегулированы Федеральным законом от 21.12.2013 № 353-ФЗ (ред. от 21.07.2014) "О потребительском кредите (займе)". Данный закон содержит всего 17 статей и устанавливает общие правила поведения субъектов данных правоотношений, в частности устанавливает следующие правовые вопросы:

а) законодательство, регулирующее данные правоотношения;

б) основные понятия, содержащиеся в законе;

 в) профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов;

г) условия договора потребительского кредита (займа);

д) полную стоимость потребительского кредита (займа);

е) заключение договора потребительского кредита (займа);

ё)  передача электронного средства платежа при выдаче потребительского кредита с использованием электронного средства платежа;

ж) проценты по договору потребительского кредита (займа);

з) информация, предоставляемая заемщику после заключения договора потребительского кредита (займа);

и) право заемщика на отказ от получения потребительского кредита (займа) и досрочный возврат потребительского кредита (займа);

й) уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа); к) разрешение споров;

л) последствия нарушения заемщиком сроков возврата основной суммы долга и (или) уплаты процентов по договору потребительского кредита (займа);

м) особенности совершения действий, направленных на возврат задолженности по договору потребительского кредита (займа);

н) надзор и контроль за соблюдением требований настоящего Федерального закона.

Таким образом, деятельность как банков, так и микрофинансовых организаций урегулирована положениями ГК РФ, ФЗ «О потребительском кредите» и Федеральным законом «О защите прав потребителей».

В тоже время, деятельность банков дополнительно урегулирована положениями ФЗ «О банках и банковской деятельности» и правоприменительными актами ЦБ РФ, а деятельность микрофинансовых организаций дополнительного урегулирована положениями ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

В тоже время, говоря о различиях в правовом положении банков и микрофинансовых организациях, существенное различие составляет то, что зачастую микрофинансовыми организациями допускается злоупотребление правом в виде установления необоснованно завышенных процентов по договору займа, ставящих потребителя в явно кабальное положение.

При этом в правоприменительной среде сложилась следующая позиция: нормы о договоре займа не предусматривают предельного размера процентов, который может быть установлен сторонами. Как и Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит прямых норм, которые могли бы уменьшить слишком высокий размер процентов, ущемляющий интересы заемщика.

Поскольку проценты, начисляемые по договору займа, имеют другую правовую природу по сравнению с процентами, начисляемыми за нарушение обязательства, они не могут быть уменьшены в порядке ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации. В этом случае заемщик, защищая свои интересы, может только сослаться на злоупотребление правом со стороны займодавца.

Однако, заемщик не может самостоятельно отказаться от уплаты процентов, ссылаясь на злоупотребление правом со стороны займодавца, поскольку статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что только суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

В соответствии с Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» и разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в Постановлении Пленума от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» на данные правоотношения сторон распространяется действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», поскольку МФО, осуществляющее предпринимательскую деятельность, выступает в качестве лица, предоставляющего гражданам финансовую услугу, данный вид деятельности определен в качестве его Уставной деятельности.

Как указал Верховный Суд Российской Федерации в вышеназванном Постановлении, под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.)[14].

Микрофинансовая организация, осуществляя предпринимательскую деятельность по предоставлению гражданам денежных займов на условиях платности их использования, фактически в отношении граждан выступает в роли кредитной организации по предоставлению потребительских кредитов, а, следовательно, должно осуществлять такую деятельность в соответствии с применяемыми в данной деятельности общепринятыми правилами поведения.

Поскольку в процессе предпринимательской деятельности микрофинансовые организации могут сталкиваться интересы кредиторов и должников - граждан потребителей финансовых услуг, одной из основных задач судопроизводства является обеспечение баланса их законных интересов с учетом того, что Конституция Российской Федерации закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

 Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 6 июня 1995 года № 7-П и от 13 июня 1996 года № 14-П, суды при рассмотрении дела обязаны исследовать по существу его фактические обстоятельства и не должны ограничиваться только установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным[15][16].

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что установленный в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации запрет злоупотребления правом в любых формах прямо направлен на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, и не может рассматриваться как нарушающий какие-либо конституционные права и свободы (определения от 21 декабря 2000 года № 263-0, от 20 ноября 2008 года № 832-0-0, от 25 декабря 2008 года № 982-0-0, от 19 марта 2009 года № 166-0-0). При этом критерием оценки правомерности поведения субъектов соответствующих правоотношений - при отсутствии конкретных запретов в законодательстве - могут служить нормы, закрепляющие общие принципы гражданского права.

Конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (статья 55, часть 1, Конституции Российской Федерации) и может быть ограничена федеральным законом. Однако это допускается  лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации)[17].

Определяя правовую природу договора срочного банковского вклада, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков.

В настоящее время отсутствует механизм контроля за микрофинансовыми организациями, фактически выполняющими функции кредитных организаций, и гражданин, попадая в тяжелое финансовое положение, вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему такой организацией условия при предоставлении займов и устанавливаемые по усмотрению такой организацией размеры процентов за пользование займом.

С учетом изложенного, следует прийти к выводу, что в большинстве случае МФО, являясь субъектом предпринимательской деятельности, в отношениях с гражданином - потребителем злоупотребляет своим правом свободы договора, установив значительно завышенный, абсолютно немотивированный, не соответствующий устойчивым и применяемым в подобных отношениях правилам предоставления кредитными организациями займов на платной основе.

В настоящее время, законодателем предпринимаются шаги в направлении урегулирования деятельности МФО, путем создание специальной правовой среды, урегулированной специальными нормами права, которая позволила бы найти компромиссное положение закона, одинаково привлекательное для МФО в финансовом аспекте и в тоже время защищающие права граждан от явной кабальности указанных сделок. Ярким примером тому служит введение в действие специальной нормы, ограничивающей максимальную сумму размера начисленных процентов за пользование займом. В соответствии, с которой установлено ограничение размера суммы начисленных процентов, которая не может превышать троекратный размер основного долга. Таким образом, государством предпринимаются попытки ограничить материальную ответственность потребителя перед МФО. В тоже время, МФО также заинтересованы в продолжении осуществления своей деятельности, так как данный вид бизнеса имеет достаточно большую рентабельность, а ограничение размера прибыли в 300% не может служить существенным отталкивающим фактором для субъектов осуществляющих предпринимательскую деятельность.

Также в настоящее время, от Министерства финансов Российской Федерации в Государственную Думу Российской Федерации поступают предложения о коренном переустройстве основополагающей системы как потребительского займа, так и потребительского кредита. Их суть затрагивает основополагающие принцы Гражданского кодекса Российской Федерации. Основным направляющим данных изменений является предложение законодательно урегулировать правила погашения задолженности по кредитам и займам. В соответствии с этим, устанавливается изначальное погашение самого тела займа или кредита, т.е. суммы основного долга. И только затем гашение процентов за пользование займом или кредитом, а также погашение штрафных санкций и неустоек. Принятие такого рода изменений законодательства, по мнению автора настоящей статьи, будет иметь благотворное и «оздоровительное» значение для рынка микрозаймов и потребительских кредитов в Российской Федерации. На мой взгляд, наличие такой системы:

а) избавит потребителей от такого рода понятия как «начисление процентов на проценты»;

б) сделает поведение МФО, в том числе и при выдаче займа потребителю более ответственным;

в) следовательно, такое решение будет способствовать укреплению рынка займов и потребительских кредитов;

г) способствует снижению уровня инфляции;

д) работает на благо укрепления российской экономики в целом.

Таким образом, определяя различия в правовых положениях банка и микрофинансовых организаций (МФО) в отношениях с потребителями следует признать, что их статусы схожи, однако имеют основной аспект различий, установленный федеральным законом «о микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Тем самым, вносятся множество ограничений в деятельности МФО. А также тот момент, что, зачастую не имея ограничений в установлении процентной ставки микрофинансовыми организациями допускается злоупотребления свободой договора, которую потребитель вправе установить в суде.

 

3. Актуальные проблемы реализации процедуры банкротства физических лиц и внесудебных отношений по взысканию долгов по состоянию на 2017 год

 

3.1. Проблемы реализации процедуры банкротства физических лиц, существующие в правоприменении в Российской Федерации

по состоянию на 2017 год

Процедура банкротства физических лиц в Российской Федерации – явление относительно новое, применяемое только с 1-го октября 2015 года. Следовательно, за минувшие два года тяжело говорить о какой-либо однообразной и однозначно сформированной судебной и правоприменительной практике.

 К настоящему времени институт несостоятельности (банкротства) физических лиц формируется и применяется в сложившейся тяжелой экономической ситуации, существующей в Российской Федерации. Это вызвано рядом причин, как то внешние неблагоприятные факторы мирового экономического кризиса, так и внутренние экономические причины. Касаемо внутренней составляющей, речь идет и о несовершенстве правового регулирования правоотношений в сфере кредитования граждан и предоставления им микрозаймов.

В настоящее время мы можем говорить о том, что фактически процедура банкротства физического лица, по своей сути, в Российском законодательстве - ни что иное, как урезанная до минимума процедура банкротства юридического лица, право применение по которому более-менее сложилось и не является новым для российских арбитражных судом. Однако, взаимоотношения с физическими лицами для арбитража является новым институтом, так как данные отношения исторически всегда рассматривались судами общей юрисдикции, и на стадии принятия законопроекта, предусматривающего возможность банкротства физического лица, у законодателя была возможность определения подсудности данных споров и судам общей юрисдикции. По моему мнению, законодатель верно оставил выбор за арбитражем. Так как все же, данным судам знакома сама процедура, а судам общей юрисдикции пришлось бы изучать и применять ее с «чистого листа», что, несомненно, затруднило бы рассмотрение данных споров, и привело бы к неизбежности разрешения множество правоприменительных, да и процессуальных вопросов судами высших инстанции, Пленумами Верховного Суда Российской Федерации.

Если обратиться к зарубежной судебной системе, то институт банкротства физических лиц (потребителей) мировому праву известен достаточно с ранних эпох формирования правоприменительной системы в рамках рыночной экономики и неотъемлемых прав личности. Так в Соединённых Штатах Северной Америки указанный институт зародился еще в конце XIX века, в странах Западной Европы с середины 80-х годов ХХ века, когда данный институт впервые стал реальностью в Скандинавии.

В правовой системе Российской Федерации законодательно определен данный институт только с недавнего времени – с 1-го октября 2015 года, что, по моему мнению, достаточно поздно, учитывая, что рыночная экономика в России применялась еще с конца 1980-х, а кредитования и займы полномасштабно стали применяться еще с 1990-х годов. Потребность в введении данной процедуры, исходя из статистических данных, наблюдалась еще с начала 2000 годов[18]. Физические лица, еще с того времени имели большую кредитную нагрузку, с учетом, порой ни чем не ограниченных, с правовой точки зрения, явно кабальных процентных условий, как со стороны банка, так и стороны МФО. Так, что к настоящему времени в России можно говорить не только о существовании как экономической, так и правовой среды, дающей возможность введения института банкротства физического лица, но также и о остро жизненно необходимой потребности экономики и права в указанной процедуре.

Исходя из официальной статистки[19] 2015-2017 годов, на весну текущего года в производстве арбитражных судов России имеется 35 695 дел о банкротстве физических лиц, из которых на стадии реализации имущества – 26 642, а на стадии процедуры реструктуризации задолженности – 9 053. При этом абсолютное большинство дел возбуждено именно на основании обращения самого гражданина, признающего себя банкротом.

В связи, с тем, что такой случай – признания самим должником самостоятельно себя банкротом, наиболее часто встречается в применении и наиболее типичен, полагаю, что именно данный случай и должен быть разобран и изучен в данной работе.

Остановимся на процедуре банкротства физического лица подробнее. С первого взгляда на данную процедуру, все кажется абсолютно логичным, простым и понятным, - процедура имеет три стадии:

1-я стадия: проверка обоснованности поданного заявления о признании должника банкротом и вынесение судом решения о признании гражданина банкротом;

2-я стадия: реструктуризация долгов -  суть этой стадии в заключение соглашения о реструктуризации задолженности на определенный срок, в ходе которого задолженность должника может быть погашена;

3-я стадия: реализация имущества должника - как и следует из названия, в ходе данной стадии производится формирования финансовым управляющим конкурсной массы и реализация данного собранного имущества, после чего делается заключения о возможности прекращения производства по делу с освобождением должника от выплаты долга, либо без такового. 

Следовательно, законодателем определен постепенный порядок проведения процедуры банкротства физического лица, от самого первого – проверки обоснованности, до последнего – реализации имущества.

Начнем с 1-ой стадии - проверки обоснованности. Началом данной стадии является закрепления в законе о банкротстве обязанности гражданина обратиться в суд за признанием себя банкротом при размере общей задолженности свыше 500 000 рублей и просрочке платежей свыше 3-х месяцев.

 В соответствии с ч. 1 ст. 213.4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ следует, что гражданин обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом в следующих случаях:

а) если удовлетворение требований одного кредитора (или нескольких кредиторов) приводит к невозможности исполнения гражданином денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

б) размер кредитных обязательств и обязанности в совокупности составляет не менее чем 500 000 рублей;

в) срок обращения в арбитражный суд должен быть не позднее тридцати рабочих дней со дня, когда гражданин узнал или должен был узнать об этом[20].

          В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 45 установлено, что обязанность должника по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом на основании пункта 1 статьи 213.4 Закона о банкротстве возникает при одновременном наличии двух условий:

1) размер неисполненных должником денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, как с наступившим сроком исполнения, так и с ненаступившим, в совокупности составляет не менее чем 500 000 рублей независимо от того, связаны они с осуществлением предпринимательской деятельности или нет;

2) удовлетворение требования одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения обязательств и (или) обязанностей по уплате обязательных платежей перед другими кредиторами[21].

Таким образом, законодатель предусматривает не право, а обязанность гражданина по признанию себя банкротом, при наличии у него вышеизложенных оснований. Данная ситуация сама по себе повторяет и положения о банкротстве юридического лица, хорошо знакомые арбитражным судам.

В заявлении гражданина, признающего себя банкротом, должны быть соблюдены как положения АПК РФ, устанавливающие правила оформления заявления в арбитражный суд, так и положения закона о банкротстве, чему посвящена отделанная статья. Полагаю, что специально останавливаться и перечислять в указанной работе содержание заявления и приложений к нему не следует, так как данная информация прямо не относиться к предмету исследования и интересна больше для исследование процессуального характера разрешения спора о банкротстве. Полагаю, что достаточным будет указать, что помимо общих документов, прилагаемых и указываемых в заявлениях, подаваемых для рассмотрения в арбитражный суд, в рассматриваемом нами заявлении:

а) обязательно указывается саморегулируемая организация (сокращенно — СРО), предоставляющая предоставляет банкротящимся гражданам финансового управляющего;

б) прикладываются доказательства внесения на депозит суда денежных средств на финансирования одной стадии банкротства;

в) приобщается заполненная должником опись имущества;

г) прилагается список кредиторов должника путем заполнения специального бланка, разработанного Правительством Российской Федерации.

Исходя из практики обращений граждан в АНО «Воронежский Социально-правовой Центр «ЗаконЪ», нередки случаи, когда указанное заявление остается без движения. Например, в соответствии с определением Арбитражного суда Воронежской области[22] установлено, что в силу п. 1 ст. 32 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту – ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») дела о банкротстве рассматриваются по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее по тексту – АПК РФ), с особенностями, установленными ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». При решении вопроса о принятии заявления к производству в порядке ст. 213.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 126 АПК РФ судом установлено, что заявителем не представлены, далее идет список документов, которые необходимо представить в определенный судом срок, и вывод - нарушение требований, установленных ст.ст. 37, 213.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии со ст. 44 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» является основанием для оставления заявления без движения.

Таким образом, после устранения данных причин, заявление принимается к производству суда, соответствующим определением, например, в соответствии с определением арбитражного суда Воронежской области:

Согласно пункту 3 статьи 44 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в случае, если обстоятельства послужившие основанием для оставления заявления без движения, устранены в срок, установленный определением арбитражного суда, заявление о признании должника банкротом считается поданным в день его поступления в арбитражный суд и принимается арбитражным судом к производству. Заявление подано с учетом подсудности и с соблюдением требований, установленных статьями 125-126, 223-224 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 213.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Принимая во внимание достаточность оснований для принятия заявления, руководствуясь статьями 127, 133, 135, 137, 184-185, 223-224 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 6, 32, 33, 42, 213.3, 213.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражный суд определил заявление гражданина Б. о признании его несостоятельным (банкротом) принять к производству и возбудить производство по делу.

После принятия указанного заявления к производству в определении суда о принятии дела к производству указывается дата судебного заседания, в котором непосредственно и рассматривается вопрос о возможности признания гражданина банкротом, при этом, суду необходимо выяснить несколько обстоятельств:

а) первое  - это наличие задолженности и основания ее возникновения;

б) второе - это наличие просроченной задолженности, ее размер и период просрочки;

в) третье - это проверка наличия у должника имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве (абзац 2 пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 №45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»);

г) четвертое  - это наличие высказавшей желании кандидатуры финансового управляющего из числа лиц, состоящих в предложенном СРО;

д) пятое – это возможность назначения стадии по реструктуризации долгов, либо наличие основания для назначения стадии реализации имущества гражданина.

После выяснения вопросов, указанных выше, при наличии основания, указанных в законе, арбитражным судом принимается решение о признании гражданина банкротом и введении в отношении него одной из стадий, предусмотренной законом о банкротстве, на чем первая стадия процедуры заканчивается.

Из перечисленного, можно сделать ряд выводов о проблемах, с которым сталкивается гражданин при признании себя банкротом, на первой стадии данной процедуры, в частности:

а) наличие у должника имущества, необходимого для оплаты услуг финансового управляющего, стоимость которых изначально составляла 10 000 рублей, а с июля 2016 года увеличена до 25 000 рублей;

б) наличие у должника имущества, достаточного для погашения расходов, связанных с банкротство - на практике наличие данного имущества можно подтвердить взносом на депозит суда денежных средств в размере от 20 000 до 25 000 рублей;

в) необходимость обращения за юридической помощью по составлению заявления, а также документов для признания должника банкротом, в том числе описи имущества и списка кредиторов и должников, в связи с достаточно строгими требованиями к оформлению данных документов со стороны закона и судов;

г) наконец, самое сложное, и наиболее препятствующее в осуществлении процедуры – это поиск кандидатуры финансового управляющего и оплата его услуг. Так как в законе не содержится обязанности финансового управляющего в принятии дела о банкротстве физического лица, то, по практике лицо, признающее себя банкротом, обязано самостоятельно предпринять меры по поиску указанной кандидатуры, для последующего утверждения указанной кандидатуры судом.

Ведение дела о банкротстве финансовым управляющим является малопривлекательным предложением для абсолютного большинства субъектов оказывающих такого рода услуги, за стоимость, определенную в законе о банкротстве, изначально составлявшую 10 000 рублей (позднее 25 000 рублей) за одну стадию.

Для повышения финансовой привлекательности данной категории дел, для финансовых управляющих, законодателем увеличена сумма вознаграждения, которая с июля 2016 года и по настоящее время составляет 25 000 рублей, то есть произошло увеличение в 2,5 раза. Однако должного эффекта за год практики не последовало, исходя из анализа предложений, стоимость ведения дела финансовым управляющим в среднем по России начинается от 150 000 рублей, что ставит под угрозу возможность реализации данного института большинством нуждающихся граждан.

Таким образом, на первой стадии в сложившиеся практике граждане, отвечающие критериям банкрота, сталкиваются с рядом проблем, серьезно затрудняющих им доступ к реализации института банкротства физического лица. Разрешение данных проблем - это и есть основная задача реализации закона в сложившейся правовой системе Российской Федерации. Для чего, по моему мнению, следует законодательно внести изменения в закон о банкротстве, сущность которых должна сводиться:

1. Упрощение института процедуры банкротства физического лица (БФЛ), выраженное в отказе от принципа стадий. При производстве процедуры банкротства физических лиц создание такой правовой системы, в соответствии с которой поверка обоснованности, возможность реструктуризации долгов и реализация имущества производилась бы в одну общую стадию. Продолжительность общей стадии была не более 6 месяцев с окончанием производства в виде решения суда о признании гражданина банкротом и окончании производства по делу с освобождение от дальнейших выплат. Либо, в противном случае, принятие решения об оставлении поданного заявления без удовлетворения.

2. Отказ от института частных финансовых управляющих, и создание специального государственного органа либо учреждения, фактически исполняющего роль финансового управляющего при банкротстве физического лица, участие в деле которого обязательно. Территориальные представительства этого нового органа имелись бы в каждом арбитражном суде, наличие данного института решило бы проблему, связанною с привлечением финансовых управляющих к участию в деле о банкротстве граждан, а более того, до минимума сократило коррупционную составляющую при преднамеренном банкротстве. Финансирование указанного института финансовых управляющих производилось бы как за счет государственных средств, так и за счет взносов лиц, признающих себя банкротами.

3. Уменьшение финансовой нагрузки должника при проведении в отношении него банкротства. Практика показывает, что гражданин, признающий себя банкротом, за частую лишен возможности объективного и рационального поиска саморегулирующей организации. Это происходит ввиду явной экономической нерентабельности и не заинтересованности финансовых управляющих в ведении указанной категории дел о банкротстве[23]. Закон предусматривает наличие возможности саморегулирующей организации отказаться от ведения дела о банкротстве гражданина в связи с тем, что ни один из финансовых управляющих членов саморегулирующей организации не изъявил желание вести конкретное дело. Отсутствие обязанности саморегулирующих организаций назначать принудительно кандидатуру финансового управляющего при отсутствии изъявивших желание кандидатов.

Таким образом создается правовая ситуация в которой создается зависимость возможности рассмотрения дела от волеизъявления финансовых управляющих на ведение дела, что прямо нарушает права граждан на судебную защиту своих интересов установленное Конституцией РФ.

Выплата суммы процентов, установленных статьей 20.6 настоящего Федерального закона, осуществляется за счет денежных средств, полученных в результате исполнения плана реструктуризации долгов гражданина или реализации его имущества.

При наличии разногласий, возникающих между финансовым управляющим, гражданином и кредиторами по вопросу оплаты услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, данные разногласия разрешаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 20.7 и пунктом 1 статьи 60 настоящего Федерального закона.

В данном случае, учитывая обязанность гражданина в подаче заявления о признании себя банкротом, наличие данной обязанности создает затруднение гражданам в исполнении данной обязанности. Так как предполагает обязанность внесения данной суммы на депозит суда до вынесения судом решения о признании гражданина банкротом, что затрудняет доступ граждан к правосудию, чем нарушает принцип доступности правосудия, установленный Конституцией РФ, что недопустимо.

На практике граждане, находящиеся в положении финансовой несостоятельности, часто лишены возможности внесения суммы в размере 25 000 рублей единовременно на депозит арбитражного суда, что является препятствием к подаче заявления о признании гражданина банкротом.

Таким образом, в ст. ст. 45, 213.9 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О несостоятельности (банкротстве)" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016), регламентирующих процесс деятельности финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина, определяющих порядок назначения финансового управляющего, круг его прав и обязанностей, полномочий, существуют вышеназванные проблемы и ограничения.

 В связи с этим, по моему мнению, следует внести в законодательство следующие изменения:

1.           Исключить из законодательства положения, обязывающие заявителя указывать в заявлении о признании гражданина банкротом саморегулирующей организации финансовых управляющих.

2.          Внести изменения в ч. 7 ст. 45 закона, установив обязанность саморегулирующей организации предоставить кандидатуру финансового управляющего из своих членов по запросу арбитражного суда.

3.          Внести изменения в ч. 7 ст. 45 закона, исключив положения о последствиях непредставления саморегулирующей организацией кандидатуры финансового управляющего.

4.          ч. 9 ст. 45 полностью исключить из текста закона.

5.              Внести изменения в ч. 4 ст. 213.9 установив, что выплата           вознаграждения финансовому управляющему осуществляется за счет   средств бюджета, с последующей компенсацией указанных затрат           бюджету со стороны гражданина, при окончании процедуры           банкротства гражданина.

6.          Внести в закон дополнительную норму, регулирующую порядок назначения финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина принудительно, предусмотрев в таком случае порядок оплаты услуг финансового управляющего за счет бюджета с последующей компенсации за счет гражданина.

Такие изменения, на мой взгляд, сделают процедуру банкротства более эффективной и доступной для граждан, действительно имеющих проблемы финансового характера и будут способствовать соблюдению законных интересов как должника, так и его кредиторов. Подобные меры могли бы повысить экономическую стабильность государства, так как последствием расширения процедуры банкротства физических лиц, а также большей доступностью данной процедуры для массового количества малоимущих лиц, находящихся в бедственном положении, бесспорно способствовало бы большей экономической ответственности и осторожности банковских и микрофинансовых организаций при выдаче потребительских кредитов населению. Что, в свою очередь, плодотворно повлияло бы на стабильность экономического положения граждан, и как следствие того всего общества и государства.

Таким образом, при принятии таких мер произойдет благотворное влияние не только на реализацию данного закона, но и общую ситуацию в правовой и экономической среде Российской Федерации.

Далее в нашем исследовании перейдем к следующей стадии банкротства. Для данной научной работы стадия реструктуризации имущества является менее интересной для исследования, так как не содержит в себе ни чего из того, что заслуживало бы отдельного внимания для изучения предмета настоящей работы.

Тем не менее, отметим, что реструктуризация, по своей гражданско-правовой сути является договором. В рамках рассматриваемой темы, указанный договор предусматривает взаимный компромисс, и заключения соглашения о реструктуризации, которое утверждается судом на определенный период и подразумеваем под собой нормализацию экономического положения гражданина.

В применении указанная стадия редка, что указано в приведенной в начале данной главы статистике, тем самым, наименее интересна для исследования в виду ее схожести с иными договорными отношениями между субъектами, рассматриваемыми в данной работе.

На мой взгляд, нам наиболее пристально следует остановиться на стадии банкротства физического лица – реализации имущества должника. Причем не на самом, собственно говоря, институте реализации, который только повторяет положения закона в отношении юридических лиц, а именно на завершении процедуры реализации имущества и принятии судом решения об освобождении должника от дальнейшей выплаты задолженности, существовавшей на день обращения с заявлением о признании должника банкротом.

Еще раз сделаем акцент на то, что действия закона о банкротстве физических лиц не освобождает в априори должников от дальнейшей выплаты задолженности. И если в первые месяцы действия закона подобные случаи являлись единичными, то к настоящему времени такая практика постепенно увеличивается при разрешении данных споров арбитражными судами. К середине 2017 года у судов имеется уже ряд примеров об окончании производства без освобождения лица от выплаты дальнейшей задолженности.

Для примера можно разобрать определение Арбитражного суда Воронежской области[24] о прекращении производства по делу о признании банкротом гражданина А., и освобождении гражданина А., от выплаты задолженности в дальнейшем:

Рассмотрев представленные по делу материалы и исследовав их, заслушав пояснения финансового управляющего, суд считает возможным завершить процедуру реализации имущества гражданина А. и освободить должника-гражданина от исполнения обязательств по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов.

По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина. В соответствии с пунктом 3 статьи 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» должник освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина требования кредиторов, за исключением требований, определенных федеральным законом. Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные пунктами 4 и 5 статьи 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Согласно документам, представленным в материалы дела, все мероприятия процедуры реализации имущества гражданина, осуществление которых предусмотрено ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», выполнены.

Финансовым управляющим 10.04.2017 проведен анализ финансового состояния должника, по результатам которого финансовым управляющим сделаны следующие выводы:

а) предварительно определена возможность покрытия за счет средств должника расходов на проведение процедуры банкротства и выплату вознаграждения управляющему;

б) в результате предварительной оценки имущества должника для расчетов с кредиторами в полном объеме имущества недостаточно.

Кроме того, финансовым управляющим на основании проведенной проверки наличия (отсутствия) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства должника от 10.04.2017 сделаны выводы:

а) об отсутствии признаков преднамеренного банкротства;

б) об отсутствии признаков фиктивного банкротства.

Финансовым управляющим представлены доказательства в виде  направления в суд отчета о результатах проведения процедуры реализации имущества должника кредиторам, требования которых установлены в деле о банкротстве гражданина А. А именно, предоставлены справки из регистрирующих органов об отсутствии зарегистрированного за должником имущества, которое подлежало бы включению в конкурсную массу, и на которое, в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, могло бы быть обращено взыскание.

Из материалов дела, отчета финансового управляющего по результатам процедуры реализации имущества гражданина от 04.05.2017, описи имущества должника от 30.12.2016 следует, что по результатам реализации имущества должника в конкурсную массу поступили денежные средства в сумме 168 418 руб. 74 коп. В связи с тем, что имущество у должника не выявлено, инвентаризация имущества не проводилась. По результатам анализа сделок должника с кредитными организациями признаков злоупотребления правом со стороны заемщика при получении и расходовании кредитных денежных средств финансовым управляющим не установлено. На погашение расходов, связанных с проведением процедуры реализации имущества гражданина в отношении А., в том числе почтовых расходов, расходов на публикацию в газете «КоммерсантЪ», Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, канцелярские товары, израсходованы денежные средства в общем размере 12 797 руб. 75 коп. Из представленного реестра требований кредиторов следует, что общая сумма погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, составила 139 197 руб. 43 коп. (21,31%). Указанные в отчете финансового управляющего о своей деятельности и о результатах проведения реализации имущества гражданина в отношении должника от 04.05.2017 сведения подтверждены финансовым управляющим документально. Оснований для отказа в освобождении должника от имеющихся обязательств судом не усматривается. О наличии таких оснований лицами, участвующими в деле, на дату рассмотрения вопроса о завершении реализации имущества должника суду не заявлено. В связи с чем, гражданин должен быть освобожден от возникших до обращения в суд с заявлением о банкротстве обязательств. Принимая во внимание, что представленный отчет о результатах реализации имущества гражданина в отношении должника соответствует требованиям действующего законодательства о банкротстве, он подлежит утверждению. В связи с чем, реализация имущества гражданина в отношении А. по делу №А14-8626/2016 подлежит завершению. Должник освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина требования кредиторов, за исключением требований, определенных федеральным законом. При этом судом также разъясняется, что требования кредиторов по текущим (то есть возникшим после даты принятия заявления о признании должника банкротом (статья 5 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») платежам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, в том числе требования, не заявленные при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина, сохраняют силу и могут быть предъявлены после окончания производства по делу о банкротстве гражданина в непогашенной их части в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Согласно положениям статьи 213.30 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с момента завершения в отношении гражданина процедуры реализации имущества в течение пяти лет он не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам и (или) договорам займа без указания на факт своего банкротства, а также в течение трех лет он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом.

Из представленного отчетливо видно, что, принимая решение об освобождении должника А. от исполнения обязательств, суд исходил из представленных в материалы дела сведений, а именно:

а) об отсутствии признаков преднамеренного банкротства;

б) об отсутствии признаков фиктивного банкротства;

в) признаков злоупотребления правом со стороны заемщика при получении и расходовании кредитных денежных средств финансовым управляющим не установлено.

Однако арбитражными судами применяются и иные решения, как то приведем для примера следующее:

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 22.12.2015 года по делу № А45-24580/2015[25] гр. О. был признан несостоятельным (банкротом), в отношении него была введена процедура реализация имущества гражданина на три месяца, финансовым управляющим должника была утверждена Т.

15.03.2016г. финансовый управляющий должника Т. представила в материалы дела отчет о результатах проведения процедуры реализации имущества гражданина и ходатайство о завершении процедуры реализации имущества. Определением суда от 24.03.2016г. (резолютивная часть объявлена 17.03.2016г.) процедура реализации имущества гр. О. была завершена. При этом, судом было определено, что в отношении гр. О правила об освобождении должника от исполнения обязательств не применяются.

Данное дело дошло до Верховного суда, которым было отказано в принятии дела для рассмотрения ВС РФ, в соответствии с определением ВС РФ от 02.02.2017 года.

При этом для нашего исследования интересны основания отказа в применении положения об освобождении от выплат:

Материалами дела установлено, что гр. О. имеет задолженность:

а) по кредитному договору № 2137750007 от 25.12.2011г. заключенному с ООО «ХКФ Банк» в размере 71 181,27 руб.;

б) по кредитному договору № 65 от 17.01.2012г., заключенному с ОАО «Сбербанк России» в размере 103 861,36 руб.;

в) по кредитному договору № 00936МL000000001541 от 15.07.2013г., заключенному с АО «Кредит Европа Банк» в размере 414 815,91 руб.;

г) по кредитному договору № 10343730 от 20.09.2014г., заключенному с ОАО «Сбербанк России» в размере 40 540,91 руб.

Кроме этого, до возбуждения производства по делу о признании должника несостоятельным (банкротом) (30.11.2015г.) в собственности гр. О находились земельный участок общей площадью 1 549 кв. м для ведения личного подсобного хозяйства, а также индивидуальный жилой дом общей площадью 31,6 кв. м.

23.05.2014г. в отношении указанного недвижимого имущества осуществлена государственная регистрация прекращения права (л.д. 107, т. 2). После чего, 06.06.2014г. гр. О. приобрела в собственность жилую квартиру общей площадью 30,8 кв. м., на которую, в соответствии с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве не может быть обращено взыскание.

При этом, как пояснил в судебном заседании представитель должника, данная квартира была приобретена на денежные средства, вырученные от продажи жилого дома и земельного участка. Судом первой инстанции установлено, что с 15.11.2011г. по настоящее время гр. О. работает в ООО «А-сы» в должности грузчика. Согласно справкам о доходах физического лица, среднемесячный доход должника в 2013г. за вычетом НДФЛ составил 17 805,43 руб., в 2014г. составил 21 485,05 руб. По состоянию на 13.10.2015г. по данным гражданина, указанным в заявлении, и сведениям финансового управляющего доход составил 21 623 руб. Вместе с тем, ежемесячные платежи по кредитам составляли 23 616 руб. Документальных доказательств, подтверждающих наличие иных источников дохода гражданина, в материалы дела не представлено. Таким образом, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что гр. О. приняла на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о её недобросовестном поведении в ущерб кредиторам. Кроме того, само поведение должника по последовательному наращиванию суммы задолженности перед кредиторами (каждый последующий кредит брался не в целях погашения предыдущего, а в целях улучшения своего имущества для продажи его по более высокой цене), одномоментное прекращение выплат по полученным ранее кредитам (май 2015г. – согласно информации по субъекту кредитной истории, предоставленной ООО «Эквифакс Кредит Сервисиз», л.д. 84-86, т. 2), при этом доказательств того, что его имущественное и финансовое положение неожиданно изменилось в худшую сторону настолько, что если бы она, действуя разумно и добросовестно, предвидела бы это, то не обращалась бы к кредиторам за получением заемных денежных средств, приобретение имущества на которое не может быть обращено взыскание и обращение должника в суд через пять месяцев после прекращения выплат по кредитам, то есть соблюдя требуемые законом формальные признаки, необходимые для признания ее несостоятельным (банкротом), свидетельствуют о том, что обращаясь с заявлением о признании его банкротом, гр. О. преследовала одну цель - освобождение ее от долгов (обязательств).

При этом, другие свои обязательства гр. О. исполнять не прекращала и в это время, в частности, как она указала в своем заявлении, задолженности по коммунальным платежам на момент обращения в суд у нее не было. На этом основании, суды всех инстанций так же пришли к выводу о том, что в данном случае имеются основания для неприменения правил об освобождении должника от обязательств.

Судья ВС РФ Д.В. Капкаев, рассмотревший последнюю кассационную жалобу должника гражданки О., определил отказать в ее принятии к производству Верховного суда, при этом в обоснование, указано следующее:

Изучив обжалуемые судебные акты, судья не находит оснований для передачи кассационной жалобы на рассмотрение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации. Разрешая спор, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался статьей 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан», и исходил из наличия признаков неплатежеспособности должника, а также отсутствия у последнего имущества, подлежащего включению в конкурсную массу. Отказывая в применении правил об освобождении должника от исполнения обязательств, суд сослался на недобросовестное поведение должника. Изложенные в жалобе доводы рассматривались судами и не подтверждают существенных нарушений ими норм права, сводятся к переоценке доказательств и установлению иных обстоятельств по обособленному спору, что не входит в полномочия суда при кассационном производстве[26].

Резюмируя вышеизложенное, следует прийти к выводу, что проблемы реализации института банкротства физического лица в реалиях Российской Федерации не ограничены рассмотренными ранее в данной главе обстоятельствами, суть которых сводиться к финансированию данной процедуры и ее трудоемкостью, но и продолжены в возможных рисках при признании должника банкротом, выраженных в сохранении обязанности по выплате долгов, если суд придет к выводу о злоупотреблении должником своими правами.

Ежедневно общаясь с гражданами, оказавшимися в кредитной финансовой кабале, не могу согласиться с таким подходом судов. Ведь по принципам равноправия установленным Конституцией РФ следует, что все субъекты равны перед законом и судом, более того, потребитель, при рассмотрении данной категории дел, по моему мнению, должен быть наделен специальным, социально ориентированным статусом, исходя из реалий современности.

Исходя из разобранного выше судебного акта, а таких актов с каждым месяцем работы закона о банкротстве физлиц в 2017 году становится все больше и больше - ведь помимо того, что гражданин должен решить проблемы, связанные с возможностью подачи заявления в суд и возможностью привлечения к делу финансового управляющего, он также должен доказать, что на момент получениям им кредитов он имел возможность и намерение их исполнять.

В соответствии со статистикой 2017 года[27], в России процент работников, получающих доход неофициально полностью, либо в части составляет около 50% от общего числа трудоспособных граждан. При том, банковскими услугами пользуются и данная категория граждан, так как законодательно не установлен запрет на предоставление кредитов лицам, не подтвердившим свой доход официально. Таким образом, указывая в документах банка свой реальный доход, данная категория граждан при потере дохода или иных негативных обстоятельствах, способствующих потере платежеспособности, фактически лишены возможности применить в отношении себя процедуру банкротства. Так как не имеют возможности доказать в суде отсутствие со своей стороны злоупотребления своими правами. И как следствие того, не будут освобождены от дальнейших выплат. Следовательно, применение процедуры банкротства для указанной категории лиц не имеет для них никакого смысла.

Тем самым, существующие реалии таковы, что около 50% от числа трудоспособного населения страны лишены возможности реализации в отношении себя данного закона, что, является, безусловно, серьезным недостатком, который в обозримом будущем следует исправить законодательно.

По моему мнению, решение данного препятствия возможно за счет, следующих действий:

1. Введение законодательно в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» обязанности банка или МФО по проверке достоверности сведений, сообщаемых гражданами при обращении за кредитом, и возложения ответственности на банк или МФО, за ненадлежащую осмотрительность при проверке сведений гражданина при принятии решения о выдаче кредита. Данная правовая конструкция позволит:     

  а) ограничить число необоснованно предоставляемых кредитов;

б) повысит социальную ответственность кредитных организаций и МФО при выдаче кредитов;

в) позволит освободить граждан от проблемы доказывания своей добросовестности, перераспределив обязанность по доказыванию явной недобросовестности на конкурсных кредиторов – банки и МФО;

г) ввести в закон «О потребительском кредите (займе)» положения, четко регулирующие список минимальных требований, по которым принимает решения о выплате кредита (займа) и его размере;

д) упорядочить процедуру получения потребителем кредита (займа);       

е) установить обязательный список документов, необходимых для предоставления в банки или МФО потребителем при получении кредита или займа;

ё) установить обязанность банка или МФО хранить данные документы до момента прекращения договора, и предоставлять в суд при рассмотрении дела о банкротстве гражданина, данными мерами можно достичь уменьшения количества выдачи необоснованных кредитов и займов, повысить ответственность граждан при получении займов и кредитов, провести профилактику злоупотребления гражданами своими правами на получение кредитов и займов.

2. Законодательно закрепить обязанность по страховке заемщика от потери платежеспособности при получении кредита свыше 500 000 рублей. Данная мера будет иметь под собой социальную направленность на сохранение прав граждан, а также на гарантию соблюдения интересов банков и МФО, при утере гражданином платежеспособности. И, следовательно, сократит количество граждан, признающих себя банкротами.

 3. Таким образом, полагаю, что для нормального функционирования института банкротства физического лица в современных реалиях Российской Федерации необходимо принять комплекс мер, прежде всего ограничивающих неосновательную и необоснованную выдачу кредитов. Тем самым, повысится ответственность банков и МФО при выдаче кредитов и займов гражданам. Полагаю, что необходимо проведение профилактических мероприятий, в том числе с привлечением СМИ, о недопустимости злоупотребления гражданами своими права на получение кредитов и займов. Этому же будут способствовать законодательные новшества, направленные на повышения получения гражданами кредитов с обеспечением: залог, поручительство, страхование от потери платежеспособности.

В настоящее время Правительством Российской Федерации принято решение о проведении процедур, направленных на упрощение проведения процедуры реализации гражданами процедуры собственного банкротства[28]. В соответствии с указанным распоряжением было принято решение в тестовом порядке, в 2018-2019 года, в ограниченном количестве субъектов Российской Федерации будет производиться сбор необходимых документов, подготовка заявления и направление его для рассмотрения в арбитражный суд, через действующие на территории субъектов федерации многофункциональных центров.

Проект настоящего закона уже направлен в Министерство экономического развития. Роспотребнадзором подготовлено предварительное описание пилотного проекта данного федерального закона, который будет реализовываться в 2018 году.

Перечень регионов, в которых будет реализовываться эксперимент, будет определен Правительством Российской Федерации до конца 2017 года.

Таким образом, как запланировано Правительством Российской Федерации, подготовка заявления, а также сбор необходимых документов, будет производиться не самим гражданином, а безвозмездно, по его распоряжению, и в его интересах сотрудниками многофункциональных центров.

Также в постановлении Правительства Российской Федерации указано, что в случае положительной практики применения указанного нововведения с 2020 года данная инициативе будет реализована на все территории Российской Федерации.

По мнению автора настоящего исследования, данная мера, хотя и направлена на упрощение для гражданина процедуры реализации института банкротства, но не может решить основных проблем реализации данного института потребителями. Поскольку основные проблемы в реализации возникают не на стадии сбора документов или подготовки заявления о признании гражданином себя банкротом, а на стадии рассмотрения заявления и оплаты обязательного взноса, а также при привлечении к участию в деле финансового управляющего.

Таким образом, полагаю принимаемые Правительством Российской Федерации меры недостаточными для оптимизации процедуры банкротства и увеличения ее доступности для большинства нуждающихся в указанной процедуре граждан Российской Федерации.

В соответствии с представленными данными статистики Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ)[29], по состоянию на сентябрь 2017 года установлено, что в настоящее время наблюдается рост обращений граждан за признанием себя банкротами. Более того, начиная со 2-го квартала 2016 года, в производстве Арбитражных судов Российской Федерации количество дел о банкротстве граждан превосходит по своему количеству дела о банкротстве организаций. Так 3,4 тысяч дел о банкротстве компаний против 7,4 тысяч дел о банкротстве физических лиц. При этом рост числа дел о банкротстве граждан, с 1-го квартала 2015 года (0,4 тысячи дел) до третьего квартала 2017 года (7,4 тысячи дел) весьма внушителен. В целом это означает достаточную эффективность указанного института в действующей правовой среде Российской Федерации. Особый рост количества рассмотренных дел о банкротстве граждан (физических лиц) наблюдается в последнее время, в частности за прошедшие три квартала 2017 года арбитражными судами Российской Федерации было признано несостоятельными (банкротами) 26 000 граждан Российской Федерации.

Однако, по моему мнению, и мнению ряда практикующих специалистов, указанный институт в настоящее время не решил большинства проблем граждан, связанных с излишней обременённостью кредитными организациями, и не в полной мере оправдал возложенные на него ожидания государства, по следующим основаниям.

Во-первых, количество дел, рассматриваемых судами о банкротстве, является несущественным. Так по состоянию на осень 2015 года, т.е. на время вступления в силу закона, предусматривающего возможность признания гражданина банкротом (статистика предоставлена ЦБ РФ и Национальным бюро кредитных историй), признакам банкротства отвечают порядка 400 000 – 600 000 граждан Российской Федерации. Соответственно, за весь период действия закона, который составляет на данный момент 2 года, рассмотрено только около 30 000 дел о банкротстве физических лиц. Т.е. менее 6 – 8% от потенциально нуждающихся в данной процедуре граждан. Более того, по признакам, существующим в настоящей экономической сфере Российской Федерации, следует предположить, что с осени 2015 года количество физических лиц, отвечающих критериям банкротства, возможно, существенно увеличилось. В таком случае количество дел, рассматриваемых и рассмотренных арбитражными судами о банкротстве физических лиц, не превышает 2 – 3% от нуждающихся в данной процедуре граждан. Указанной проблеме способствуют те положения, которые описывались выше в данной главе. Также автором работы предложен ряд положений, направленных на  увеличения доступности гражданам процедуры банкротства, а также упрощения указанной процедуры.

Во-вторых, в соответствии с представленной выше статистикой, все менее и менее популярной становиться стадия реструктуризации, предусмотренная законом. Так в 2016 году были утверждены судом планы реструктуризации долгов в 31% дел, рассматриваемых арбитражными судами. А за три квартала 2017 года указанная стадия имела место быть только в 22% от всего количества рассмотренных дел. Т.е. менее пятой части банкротов являются платежеспособными и не переходят к стадии реализации имущества.

Данное положение говорит об отсутствии сбалансированных институтов финансового оздоровления граждан в существующей правовой среде Российской Федерации, и не способствует развитию института банкротства физического лица.

По своей сути реструктуризация долгов – это именно тот институт, который является перспективой дальнейшего развития всего института банкротства граждан. Поскольку именно реструктуризация наиболее полно и гармонично способствует соблюдению интересов, как должника, так и кредиторов.

Таким образом, одним из наиболее важных направлений, по моему мнению, является развитие именно правовых способов повышения эффективности данной стадии банкротства граждан, как наиболее способствующей сбалансированному разрешению правового конфликта, связанного с разрешение правого спора касаемо банкротства гражданина.

Однако, для разрешения данной проблемы недостаточно сугубо технических изменений законодательства и создания специальных правовых институтов. По моему мнению, для действительной реализации данного правового механизма необходимы качественные изменения как в экономической, так и правовой среде Российской Федерации. Так, для полноценной реализации данной стадии необходимы качественные изменения в количестве граждан, трудоустроенных официально и имеющих «белый», официальных доход. И также, в свою очередь, необходимо существенное сокращение количества граждан с «теневым», т.е. неофициальным доходом. Ведь только при наличии официально подтвержденного дохода возможно ставить вопрос о наличии оснований для утверждения судом плана реструктуризации долгов. Для достижения данных результатов необходимы коренные, качественные изменения в правовом сознании работников и работодателей. Это возможно только при выходе правовой системы Российской Федерации на новый уровень в строительстве гражданского общества и правового государства. Следовательно, о реализации указанного правового института возможно говорить только в плане стратегического планирования, но не в плане краткосрочной перспективы.  Данное обстоятельство не позволяет мне уделить существенное внимание практики разрешения указанной проблемы в рамках данной работы, так как это исследование уходит за предмет исследования моей работы.

В-третьих, исходя из представленной выше статистики, следует, что 87% рассмотренных арбитражными судами дел о банкротстве физических лиц были возбуждены на основании заявлений самих должников. Это является просто подавляющим большинством. Данный факт свидетельствует о нежелании кредиторов прибегать к применению данного института при взыскании задолженности.

Полагаю, что данное обстоятельство существует по причине того, что основную финансовую нагрузку, связанную с рассмотрением дела о банкротстве, несет именно заявитель. Решение вышеуказанной проблемы может быть произведено за счет тех мер, которые были предложены ранее в данной главе.

 

3.2. Внесудебные отношения по взысканию долгов, проблемы законодательства о коллекторах, проблемы реализации законодательства о коллекторах

 

Как ранее рассматривалось в указанной работе, все взаимоотношения между физическими лицами и банками, а также микрофинансовыми организациями следует разделять, в том числе, на две большие группы, судебные и внесудебные.

Судебная практика разрешения данных споров хорошо изучена юридической наукой, описана выше в данной работе, равно как и описан инновационный институт банкротства физического лица и возникающие в связи с его реализацией проблемы, а также предложены пути их разрешения.

В данной главе производится изучение и анализ именно той категории правоотношений, которые имеют место быть во внесудебном порядке.

Особенно подробно полагаю, следует остановиться на проблемах связанных с взаимодействием потребителей, банков, микрофинансовых организаций при взыскании проблемных задолженностей, в том числе и при передаче прав на взыскание задолженности коллекторскими организациям.

Считаю необходимым коснуться в этой работе Федерального закона от 03.07.2016 № 230-ФЗ "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях".  Как раз этим законом определяются общие правила совершения действий, направленных на возврат долгов, устанавливаются допустимые способы и ограничения взаимодействия с должником.

Исходя из норм этого закона, не допускается привлечение к взаимодействию с должником:

а) лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономики или преступления против государственной власти и общественной безопасности;

б) лиц, находящихся за пределами территории РФ для взаимодействия с должником на территории РФ;

в) иных лиц для осуществления взаимодействия с должником с использованием международной телефонной связи или передачи из-за пределов территории РФ телеграфных сообщений, текстовых, голосовых и иных сообщений.

Не допускается осуществление действий, связанных, в том числе с:

а) применением (угрозой применения) физической силы, угрозой убийством или причинения вреда здоровью;

б) уничтожением или повреждением имущества;

в) применением методов, опасных для жизни и здоровья людей;

г) оказанием психологического давления, использованием выражений и совершением иных действий, унижающих честь и достоинство должника;

д) введением в заблуждение относительно, в том числе, размера неисполненного обязательства, передачи вопроса о возврате просроченной задолженности на рассмотрение суда, возможности применения мер уголовного преследования.

Коллекторы не вправе без согласия должника передавать (сообщать) третьим лицам сведения о должнике, просроченной задолженности и ее взыскании и любые другие персональные данные должника. Указанное согласие должно быть дано в письменной форме в виде отдельного документа. При этом должник в любое время вправе отозвать такое согласие, сообщив об этом лицу, которому оно дано.

Вне зависимости от наличия согласия должника не допускается раскрытие сведений о должнике, просроченной задолженности и его взыскании и любых других персональных данных должника для неограниченного круга лиц, в том числе путем размещения в Интернете или посредством сообщения по месту работы должника.

По инициативе коллектора не допускается:

а) непосредственное взаимодействие с должником в рабочие дни в период с 22.00 до 8.00 часов;

б) в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20.00 до 9.00 часов по местному времени по месту жительства (пребывания) должника;

в) ограничено взаимодействие посредством личных встреч - более одного раза в неделю, посредством телефонных переговоров - более одного раза в сутки, двух раз в неделю, восьми раз в месяц.

Законом определяются требования к юридическому лицу, осуществляющему деятельность по возврату просроченной задолженности:                

а) регистрация в форме хозяйственного общества;   

б) размер чистых активов - не менее 10 000 000 рублей;

в) отсутствие решения о ликвидации или о введении процедуры, применяемой в деле о банкротстве и др.

Устанавливается порядок осуществления государственного контроля за деятельностью таких юридических лиц, а также основания для проведения внеплановых проверок их деятельности, порядок выдачи предписания об устранении нарушений, решения об исключении из государственного реестра[30].

Таким образом, в настоящее время помимо классических процедур взаимоотношений потребителей и финансовых организаций, в правовом пространстве Российской Федерации происходит формирование института правового регулирования внесудебного взаимоотношения между данными субъектами правоотношений, что является новаторством для России, так как ранее данные правоотношения были урегулированы только общими нормами права и не имели специального нормативного акта, регулирующего данные правоотношения.

Такая ситуация и поступательное развитие специальных норм права для урегулирования рассматриваемых нами правоотношений характерно для сложившейся правовой и экономической сферы Российской Федерации, с существенным развитием системы потребительского кредитования и выдачи микрозаймов.

Но следует учесть, что принятия первой специальной нормы, регулирующей деятельность коллекторов, и вступление ее в законную силу с 01.01.2017 года, является только первым шагом к урегулированию данных отношений, и до настоящего времени имеется целый ряд трудностей, связанных, прежде всего, с проблемами реализации принятого закона в действительности, которые необходимо будет решать нашему Законодателю в ближайшем будущем.

Анализируя представленный в настоящей главе материал, следует прийти к выводу, что внесудебные отношения по взысканию долгов в современной правовой системы Российской Федерации имеют тенденции к развитию путем принятия законодателем специализированных нормативных актов, регулирующих правоотношения между данными субъектами. Однако данный закон является инновацией и имеет ряд проблем в его содержании, точности формулировок и применении его в действительности.

По моему мнению, для решения вышеназванной проблемы следует:

а) полностью исключить возможность взаимоотношений банков, МФО, коллекторов и физических лиц вне рамок, четко установленных законом;

б) коллекторскую деятельность законодательно запретить, установив уголовную ответственность за ее осуществление - полномочия института коллекторов предоставить институту медиации, законодательно определив обязанность разрешения спора между банками, МФО и гражданами с использованием института медиации до момента обращения в суд, установив, своего рода обязательный досудебный порядок разрешения споров, что существенно разгрузит суды общей юрисдикции;

в) внести понятие уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты кредита, законодательно определив данное понятие.

Такие меры будут направлены на достижение компромисса в процессуальном и правовом положении субъектов данных отношений без уклонения действия закона в одну сторону. Это в последующем должно привести к созданию эффективно действующего правового механизма взаимоотношений данных субъектов и исключит возможность злоупотребления своими правами, как потребителя, так и микрофинансовых и кредитных организаций.

Как следует из статистики 2017 года по обращениям граждан за помощью кредитных юристов в ВЮЦ «ЗаконЪ», за последнее время наблюдается существенный рост закредитованности граждан. Впрочем, это является логичным, так как предложение финансовых услуг на рынке продолжает возрастать. Ведь в условиях рыночной экономики множество маркетинговых и финансовых институтов направлены на повышение привлекательности кредитных услуг.

Следует признать существующим тот факт, что современное общество и экономическая система Российской Федерации не может существовать без потребительского кредитования. Данный кредитный продукт является безусловной составляющей, как экономической среды, так и правовой среды Российской Федерации.

Учитывая данный факт, государству следует придерживаться четкой и последовательной политики, направленной на создание правовой системы, включающей правовые механизмы, которые четко и последовательно будут регулировать правоотношения по взысканию проблемной задолженности с потребителей. При этом, ключевым параметром осуществления данной деятельности, по моему мнению, должно быть гарантирование лицами, ее осуществляющими, безусловного приоритета прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Таким образом, при регулировании данных правоотношений, государству следует приоритетно устанавливать императивные нормы, четко регулирующие правила поведения сторон при их взаимоотношении, и разработать механизм привлечения к ответственности физических и юридических лиц, за нарушения данных норм.

Однако, данные нововведения более направлены на ограничение возможностей нарушения прав граждан (физических лиц) субъектами, оказывающими содействие во взыскании кредитной задолженности. Но помимо данных действий следует предпринять комплекс действий, направленных на повышение добросовестности граждан (физических лиц) при возврате поученных в долг денежных средств.

Такими мерами могут являться, в частности, введение в законодательство ограничения на получения кредитных и заемных средств гражданами, не подтвердившими свою постоянную занятость в течение определенного промежутка времени. Данная мера будет направлена на профилактику злоупотребления правом физическими лицами, заведомо не имеющими ни возможности, ни намерения в последующем добросовестно исполнять свои обязанности по погашению своей задолженности перед кредитором.

Также к указанным мерам можно отнести установление кредитного лимита законодательно каждому гражданину в зависимости от уровня его заработка и добросовестности исполнения им обязательств по погашению кредитной задолженности ранее. При этом возможно предусмотреть право государства на наложение запрета конкретному физическому лицу на получение займов и кредитов на определенный срок, либо до наступления конкретного события. Например, полного погашения существующей задолженности.

 Полагаю, что к указанным мерам можно отнести и возможность установления законодательно положения, устанавливающего обязанность кредитора по предоставлению заемщику реструктуризации долга, при наступлении ряда обстоятельств, четко определенных законом.

Таким образом, полагаю, что разработка и принятие во исполнение указанных выше задач государством приведет к созданию как экономически, так и юридически гармонично сбалансированного института регулирования кредитования граждан (физических лиц), соответствующего как условиям рыночной экономики, так и гарантирующего установленные Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина.

Наличие данного института приведет к минимизации правовых конфликтов между гражданами (физическими лицами), и субъектами, осуществляющими экономическую деятельность по предоставлению займов и кредитов, что будет способствовать повышению уровня благосостояния граждан (физических лиц) и повышение уровня стабильности на рынке кредитования потребителей. Это, в конечном счете, будет отвечать интересам, как государства, так и потребителей, а также и коммерческих организаций, оказывающих финансовые услуги.  


Заключение

Произведя исследование по теме данной квалификационной работы «Практика разрешения споров потребителей с банками и микрофинансовыми организациями», следует обобщить исследованный материал и сделать следующие выводы:

1. Правоотношения потребителей с банками и микрофинансовыми организациями должны быть урегулированы законом Российской Федерации. 2. Соответствующие законодательные и нормативно-правовые акты должны быть направленны с одной стороны:

а) на обеспечение правового взаимодействия с целью получения прибыли со стороны банков и микрофинансовых организаций.

б) с другой стороны, на удовлетворение личных, т.е. не связанных с осуществлением предпринимательской деятельностью, финансовых потребностей физических лиц.

Указанные правоотношения весьма многообразны и разделены на виды. Но самым распространенным, и как следствие того, значимым для научного исследования являются правоотношения потребителей с банками и микрофинансовыми организациями, направленные на регулирование взыскания просроченной задолженности, а также на реализацию института банкротства гражданина в Российской Федерации.

Определяя различия в правовых положениях банка и микрофинансовых организаций в отношениях с потребителями, следует признать, что их статусы схожи, однако имеют основной аспект различий, установленный федеральным законом «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Этот закон вносит множество ограничений в деятельности МФО. Также весьма важен тот момент, что зачастую, не имея ограничений в установлении процентной ставки микрофинансовыми организациями, допускается злоупотребления свободой договора, которую потребитель вправе установить в суде.

Также отметим, что виды правовых механизмов, существующих для разрешения правовых конфликтов между потребителем и банками, микрофинансовыми организациями разнообразны, их разграничение возможно провести по различным основаниям.

Проблемы правоотношений потребителя с банками и микрофинансовыми организациями также разнообразны и разноплановы. Однако наибольшую как практическую, так и научную значимость имеют проблемы реализации института банкротства физических лиц, а также взаимоотношений потребителей с коллекторскими организациями.         Проблемами, связанными с реализацией гражданами своего права на банкротство являются:

1. Невозможность рассмотрения дела о признании должника банкротом без участия саморегулирующей организации финансовых управляющих. Тем самым, затрудняется реализация своего права на банкротство потребителями. Для устранения данной проблемы необходимо:

а) исключить из законодательства положения, обязывающие заявителя указывать в заявлении о признании гражданина банкротом саморегулирующую организацию и финансового управляющего, путем исключения абзаца 10 ч.2 ст. 37 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ, предусматривающего обязанность указания в заявлении должника саморегулирующей организации финансовых управляющих.  

б) Дополнить ч. 7 ст. 45 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ, текстом следующего содержания: «По запросу арбитражного суда, рассматривающего дело о признании гражданина банкротом, саморегулируемая организация финансовых управляющих предоставляет в арбитражный суд кандидатуры финансовых управляющих. Также СРО предоставляет информацию о соответствии всех имеющихся в организации кандидатур, финансовых управляющих требованиям, предусмотренным статьями 20 и 20.2 настоящего Федерального закона. Это происходит в течение четырнадцати дней с даты получения определения арбитражного суда». Другими словами, необходимо установить обязанность саморегулирующей организации предоставлять кандидатуру финансового управляющего из числа своих членов по запросу арбитражного суда;

в) ч. 9 ст. 45 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ, следующего содержания: «В случае, если кандидатура финансового управляющего не представлена в течение трех месяцев с даты, когда финансовый управляющий в соответствии с настоящим Федеральным законом должен быть утвержден, арбитражный суд прекращает производство по делу» - полностью исключить из текста закона.

2. Отсутствие у потребителей финансовой возможности оплаты услуг финансового управляющего, для разрешения которой необходимо внести изменения в ч. 4 ст. 213.9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ установив, что выплата вознаграждения финансовому управляющему осуществляется после окончания рассмотрения дела о банкротстве, изложив данный пункт в следующем содержании:

«Выплата фиксированной суммы вознаграждения финансовому управляющему осуществляется за счет средств гражданина, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, после окончания рассмотрения дела Арбитражным судом.

Выплата суммы процентов, установленных статьей 20.6 настоящего Федерального закона, осуществляется за счет денежных средств, полученных в результате исполнения плана реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

При наличии разногласий, возникающих между финансовым управляющим, гражданином и кредиторами по вопросу оплаты услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, данные разногласия разрешаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 20.7 и пунктом 1 статьи 60 настоящего Федерального закона».

3. Невозможность рассмотрения дела о банкротстве без участия финансового управляющего и неспособность потребителя к привлечению к участию в деле финансового управляющего. В связи с этим, необходимо внести в закон дополнительную норму, регулирующую порядок назначения финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина принудительно, путем дополнения ч. 1 ст. ст. 213.9 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 № 127-ФЗ, следующего содержания: «финансовый управляющий назначается арбитражным судом, рассматривающим дело о признании гражданина банкротом, из числа кандидатов, представленных в арбитражный суд саморегулирующей организацией по соответствующему запросу».

По моему мнению, указанные выше изменения сделают процедуру банкротства физических лиц более эффективной и доступной для граждан. Также это будет способствовать действительному снижению имеющих в настоящее время проблем финансового характера, и содействовать соблюдению интересов, как должника, так и его кредиторов. В целом же, будет повышаться экономическая и социальная стабильность государства. Вне всякого сомнения, последствия расширения процедуры банкротства физических лиц, а также большой доступностью данной процедуры для массового количества малоимущих лиц, находящихся в бедственном положении, способствовало бы большей экономической ответственности и осторожности банковских и микрофинансовых организаций при выдаче потребительских кредитов населению. Это, в свою очередь, положительно повлияет на стабильность экономического положения как граждан, и как государства в целом.

Отметим, что внесудебные отношения по взысканию долгов в современной правовой системы Российской Федерации имеют тенденции к развитию путем принятия законодателем специализированных нормативных актов, регулирующих правоотношения между данными субъектами. Однако данный закон является инновацией и имеет ряд проблем в его содержании, точности формулировок и применении его в действительности.

Для разрешения выявленной проблемы, полагаю необходимым предпринять меры по изменению существующего законодательства и дополнению законодательства специальными нормами, в соответствии с которыми установить и детально регламентировать правила погашения займов и потребительских кредитов. При этом считаю положительным моментом законодательно установить порядок погашения, в соответствии с которым изначально гаситься сумма основного долга, а после ее выплаты производиться погашения сумм процентов, неустоек и штрафных санкций. При этом установление данного порядка должно преследовать цели:

а) увеличения ответственности субъектов экономической деятельности, как МФО, так и банком, при выдаче займов и потребительских кредитов потребителям;

б) увеличить финансовую осторожность банков и МФО, при выдаче кредита и займа потребителю и тем самым укрепить рынок микрозаймов и малых потребительских кредитов;

в) способствовать увеличению платежеспособности население, уменьшению случаев финансовой несостоятельности граждан;

г) при этом возрастает привлекательность Российского рынка для инвестирования малого займа и потребительского кредитования, так как данные услуги являются обязательным и непременным условием правильного развития рыночной экономики, а также увеличения комфорта жизни и благосостояния граждан Российской Федерации.

 

Список источников и литературы

1.    ИСТОЧНИКИ:

а) нормативные правовые акты РФ

1. Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 "О защите прав потребителей" (ред. от 03.06.2009) // СПС «Гарант».

2. Конституция Российской Федерации, принята 12.12ю1993 года – Москва: К65 Проспект, 2012. - 32с.

3. Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введение в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (в ред. от 8 мая 2009г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 5 декабря 1994. № 32. Ст. 3302. 

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 6 августа 2017г.) // СПС «Гарант».

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (в ред. от 28 марта 2017г.) // СПС «Гарант»

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 4 мая 2011г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 17 июня 1996. № 25. Ст.

7. 2954Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ (в ред. от 21 апреля 2011г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 7 августа 2000. № 32. Ст. 3340.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 8 апреля 2017г.) // СПС «Гарант».

9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 4 мая 2011г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 7 января 2002. № 1 (часть 1). Ст. 1.

10. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О несостоятельности (банкротстве)" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2015) // СПС «Гарант».

11. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ "О персональных данных" // СПС «Гарант». 

12. Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 2010 года № 151-ФЗ О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях // СПС «Гарант».

б) судебная практика

1. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 11 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» // СПС «Гарант».

2. Постановление Пленума Верховного Суда от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // СПС Гарант.

3. Постановления Пленума Верховного Суда № 6 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Гарант».

4. Постановление Конституционного суда РФ от 6 июня 1995 г. № 7-П  //  СПС  «Гарант».

 5. Постановление Конституционного суда РФ от 13 июня 1996 г. № 14-П // СПС «Гарант».

6. решение Арбитражного суда Новосибирской области от 22.12.2015 года по делу № А45-24580/2015 // http://kad.arbitr.ru. (дата обращения 20.06.2017).

7. Определение Арбитражного суда Воронежской области об оставлении заявления без движения по делу № А 14-16317/2015 от 20 ноября 2015 г. // http://kad.arbitr.ru. (дата обращения 25.06.2017).

8. Определение Арбитражного суда Воронежской области о завершении реализации имущества гражданина по делу №А14-16317/2015 от 17 марта 2017 года // http://kad.arbitr.ru. (дата обращения 01.07.2017).

9. Арбитражное решение третейского суда, принятое 17 января 2017 года по делу №Т-ВРН/16/8241 Третейским судом при автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» // http://icarb.ru, (дата обращения 03.06.2017).

 

2. ЛИТЕРАТУРА:

а) Учебники и монографии

1.Андреев В.И. Конфликтология. М., 1995. 312с.

2. Даниленко С.А., Комиссарова М.В. Банковское потребительское кредитование. Учебно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2011. 384с.

3. Дементьев, О.М., Тихонова, Е.В. Альтернативное разрешение споров: краткий аналитический очерк. Тамбов: Издательство Першина Р.В., 2010. 215с.

4. Ефимова Л.Г. Банковское право. Учебное и практическое пособие.  М.: БЕК, 1994. 87с.

5. Курбатов А.Я. Банковское и небанковское кредитование: понятие и критерии разграничения.  М.: Союз, 2006. 255с.

6. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987. 474с.

7. Микеле де Сальвиа Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящиеся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. 587с.

8. Тосунян Г.А. Теория банковского права: В 2 т.  М.: Юристъ, 2004.  Т. 1. 404с.

 

б) статьи из периодических изданий

1. Дубов И.А. Правовой статус кредитной организации // Законодательство. Практический  журнал для руководителей и менеджеров. 1998. № 2. С.20-25.

2. Концепция Основ банковского законодательства ЕврАзЭС (одобрена постановлением Бюро Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС от 6 апреля 2010 г. № 8 // Материалы 9-й Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов Екатеринбург, 18 марта 2012 // СПС «Гарант».

3. Носырева Е.И. Перспективы развития альтернативного разрешения споров в Российской Федерации // Законодательство. 2000. № 10. С. 38-54.

4. Рашитова Л.Р. Правовой статус потребителя в действующем законодательстве // Вестник ТИСБИ. 2006. № 2. С.33-37

5. Устав Межрегиональной общественной организации - Общества защиты прав потребителей "Общественный контроль" [HTML]  (http://www.ozpp.ru)(дата обращения 05.05.2017)

6. Хазипова Х.М. научная статья «Сравнительный анализ содержания договора жилищного кредитования (в аспекте прав заемщика) и потребительских договоров» // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2009. [HTML]  (http:// cyberleninka.ru) (дата обращения 05.05.2017)

 


[1] Рашитова Л.Р. // Правовой статус потребителя в действующем законодательстве // Вестник ТИСБИ. 2006. №2) стр. 24

[2] Конституция Российской Федерации // Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. № 237. 25 декабря 1993.

[3] Матузов Н.И. // Правовая система и личность //  Саратов: Издательство Саратовского университета, 1987. С. 64

[4] Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 13.07.2015) "О защите прав потребителей // Российская Газета 1992г. 

[5] Концепция Основ банковского законодательства ЕврАзЭС (одобрена постановлением Бюро Межпарламентской Ассамблеей ЕврАзЭС от 6 апреля 2010 г. № 8 Текст Концепции официально опубликован не был.

[6]Тосунян Г.А. Теория банковского права: В 2 т. - М.: Юристъ, 2004. - Т. 1. - С. 229-330.

[7]Ефимова Л.Г. Банковское право: Учеб. и практ. пособ. - М.: БЕК, 1994. - С. 37-42.

[8]Курбатов А.Я. Банковское и небанковское кредитование: понятие и критерии разграничения // Москва, СОЮЗ, стр. 64

[9] Андреев В.И. Конфликтология. – М., 1995. – 312с.

[10] http://icarb.ru, дата обращения 03.06.2017

[11] http://icarb.ru, дата обращения 03.06.2017

[12]Материалы 9-й Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов, Екатеринбург, 18 марта 2012.

[13]Материалы 9-й Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов, Екатеринбург, 18 марта 2012.

[14]Постановление Пленума от 28.06.2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // СПС «Гарант».

[15]Постановление Конституционного суда РФ от 6 июня 1995 года № 7-П  //  СПС  «Гарант».

[16]Постановление Конституционного суда РФ от 13 июня 1996 года № 14-П // СПС «Гарант».

[17] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 года № 4-П // СПС «Гарант».

[19]http://kad.arbitr.ru, дата обращения 25.06.2017

[20] Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ

[21]Постановления Пленума ВС РФ № 45

[23] Научная стать в прил.

[28] https://pravo.ru/news/view/144698/, дата обращения 01.10.2017.

[29] http://bankrot.fedresurs.ru/Default.aspx (дата обращения  16.10.2017 года).

[30]http://www.consultant.ru/law/hotdocs/46863.html, дата обращения 17.06.2017. 

Поделиться статьей с друзьями

 

 

НАШ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР: 

 

 

 

 

Головной офис Воронежского Юридического Центра "ЗаконЪ" расположен в деловом и историческом центре Воронежа, в непосредственной близости от Проспекта Революции, Дома офицеров, кинотеатра "Юность", Камерного театра. Именно в этом районе сконцентрированы главные административные, деловые и инфраструктурные ресурсы города.

Наш адрес: 394036, Воронеж, ул. Никитинская, дом 8-А, шестой этаж (имеется лифт), кабинет № 618. Ориентиры: девятиэтажное административное здание - левое крыло комплекса зданий Управы Центрального района городского округа г. Воронеж. Рядом - учебный корпус Воронежского филиала института заочного экономического образования ВЗФЭИ, ресторан "Боссфор". Напротив расположены ДК РЖД им. Карла Маркса и здание Департамента здравоохранения Воронежской области.

Реквизиты ООО "Юридический Центр "ЗаконЪ": ОГРН 1153668020660 ИНН/КПП 3664206501/366401001 Расчетный счет № 40702810113000007348   Корреспондентский счет  № 30101810600000000681 в Центрально-Черноземном Банке Сбербанка России

 


+7(473) 228-47-02

+7(903) 652-95-77


Воронежский Юридический Центр «ЗаконЪ»